Право

Правительство выступило за замену принудительных работ лишением свободы

20.01.2022 20:27:00

Власти России отказываются от трудовых армий нового типа, видимо, в пользу мигрантов

Правительство выступило за замену принудительных работ лишением свободы Завозить осужденных на «стройки века» в массовом порядке – дело дорогое и хлопотное. Фото агентства «Москва»

Поправки в Уголовный кодекс (УК) о том, что у осужденных на принудительные работы остается право на прежнюю дату условно-досрочного освобождения (УДО), правительство хотело внести в Госдуму через год. Однако Минюст спешно подготовил такой законопроект.

По мнению экспертов, это показывает, что данный институт не развивается, поскольку не удается реализовать замысел об использовании заключенных на «стройках века». Вот и решено сохранить единый срок для УДО, что обнуляет перевод людей на «химию». Провал планов по созданию трудармий нового типа связан прежде всего с рентабельностью – мигранты обходятся дешевле.

Но также и с тем, что крупные компании, которые могли бы стать заказчиками, видимо, не хотят быть причастными к «пыточным скандалам».

Согласно утвержденному правительством плану законодательной деятельности на 2022 год, Минюст должен был представить проект, «устанавливающий единый срок наказания, отбытие которого необходимо для применения УДО», в июне.

Внести документ в Госдуму предполагалось в начале 2023-го. Речь идет о проблеме со ст. 79 УК, в которой говорится, что неотбытую часть срока можно заменить более мягким наказанием.

В реальности, если суд заменяет лишение свободы на принудительные работы, дата УДО отсчитывается с нуля.

Минюст хочет прописать в УК, что время подачи прошения об УДО рассчитывается по сроку, назначенному в приговоре: «Изменения должны позволить осужденным, имеющим право перейти на принудительные работы, не лишаться возможности УДО», – разъясняют в пресс-службе ведомства.

Кстати, оно уже вынесло на обсуждение свои поправки, которых от него ждали летом.

Между тем суды продолжают ориентироваться на разъяснение Верховного суда от 2020 года: в случае замены наказания более мягким необходимый для УДО срок исчисляется с этого момента.

Более либеральный порядок УДО при этом лишает заключенных смысла соглашаться перейти на «химию», свободы они могут дождаться и на зоне. Но Минюст, видимо, полагает, что найдутся энтузиасты «строек века», которым еще и гарантируют сохранение сроков их УДО.

Однако собеседники «НГ» считают, что, похоже, провалился весь план властей создать в стране трудовые армии нового типа. Как сказал «НГ» правозащитник Валерий Борщев, хотя «гулаговский подход» к труду заключенных «прочно сидит в головах чиновников», одно дело – об этом рассуждать, а другое – исполнить замысел.

По его мнению, очевидно, что сейчас нет большой необходимости в «принудительных работниках», поскольку задуманный масштабный проект Минюста и ФСИНа по замене гастарбайтеров заключенными никому не выгоден, он «антигуманный, дорогой и не гарантирует качественный труд».

Власти вместе с бизнесом, уверен он, просто подсчитали, что затраты будут выше, чем на мигрантов, ведь надо и строить исправительные центры, и содержать в них людей, а еще и платить им обещанную публично «хорошую зарплату». При этом у тех же гастарбайтеров есть хотя бы понимание, что делать на стройках, они меньше жалуются.

«А осужденные могут начать обращаться в суды, в том числе в ЕСПЧ, оспаривая переработки, плохие условия, копеечные зарплаты, а главное – травмы на производстве, которые, очевидно, будут», – пояснил Борщев. Создать же нормальные условия и обеспечить трудовые гарантии заключенным никто по-прежнему не спешит, но и «новые поводы для разбирательств на фоне «пыточных» скандалов тоже не нужны».

И он предупредил, чтобы люди не покупались на то, что у них будет единый срок УДО: «Условия для его получения остаются общими, а это значит, что за любую провинность – не выполнил норму, поцарапал оборудование, покурил во время работы – человеку могут в этом праве отказать».

Основатель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин напомнил, что «полковники и генералы ФСИН по-прежнему воспринимают сидельцев как бесправную рабсилу, с помощью которой можно зарабатывать деньги нелегальным путем».

В промзонах осужденным платят «копейки» и заставляют работать по 16 часов шесть дней в неделю либо вообще без выходных, «то же самое и с принудительными работами». Притом, по его словам, несмотря на весь пафос и презентации такого вида наказания, как принудительные работы, на практике этот институт почти не развивается.

Все из-за того, что, с одной стороны, этим занимаются непрофессионалы, с другой – что нет серьезного запроса от бизнеса на труд заключенных.

В том числе и по той причине, что ФСИН, очевидно, себя дискредитировала до такой степени, что крупные компании, работающие по всему миру и дорожащие своим имиджем, не хотят сотрудничать с ведомством, которое массово нарушает права человека. Серьезный бизнес просто не станет пятнать свою репутацию, а без его участия у ФСИН мало шансов вытянуть весь этот затратный проект.

По словам председателя Комитета родственников заключенных Елены Брыляковой, на ФСИН из бюджета выделяются громадные суммы, которые тратятся неэффективно: «До той поры, пока большая часть денег – те же миллиарды, вырученные на госзакупках, будут оседать в карманах коррумпированных чиновников, ни один серьезный проект не будет реализован.

Лоббироваться будут лишь те инициативы, которые помогают выводить деньги под благим предлогом». Что же касается УДО, то она напомнила, что по статистике десятки тысяч людей, которые давно могли освободиться по УДО, продолжают находиться в местах лишения свободы.

Поскольку ФСИНу от них есть польза: «Невыгодно освобождать тех, кто умеет работать в промзонах и приносит деньги не только колонии, но и лично ее «хозяину». Брылякова тоже считает, что «стройки века» с привлечением большого числа заключенных, которые обещал Минюст, – «это лишь очередной прожект».

По аналогии с идеей одного из бывших руководителей тюремного ведомства, анонсировавшего в 2014 году появление гигантской корпорации «Торговый дом ФСИН», которую так и не организовали. 

Путин одобрил идею принудительного труда вместо лишения свободы — Газета.Ru

Владимир Путин поддержал идею министра юстиции Константина Чуйченко о том, чтобы заменить лишение свободы на исправительные работы для почти 100 тыс. заключенных. По словам главы Минюста, эти люди готовятся к выходу на свободу. В СПЧ заявили, что к работам должны приговаривать тех, кто не совершал тяжких преступлений.

В 2017 году ФСИН признавала, что за свой труд заключенные получают меньше денег, чем зарабатывают.

Президент РФ Владимир Путин одобрил идею главы Минюста Константина Чуйченко о замене лишения свободы на исправительные работы для тысяч российских заключенных.

Министр в ходе встречи с главой государства отметил, что такой шаг может быть выгодным для бюджета , потому что заключенные будут де-факто сами оплачивать свое содержание.

«Мы исходим из того, что на сегодняшний день около 100 тыс. человек достойны того, чтобы применить к ним эту меру, а именно — заменить лишение свободы на принудительные работы… достоинство этой меры состоит в том, что люди работают, получают деньги, они уже готовятся, как говорится, к выходу в свободную жизнь», — приводит слова Чуйченко сайт Кремля.

По данным министра, с 2000 года количество заключенных в РФ снизилось в два раза. Минюст отмечает, что в 2000 году в местах лишения свободы пребывал 1,06 млн человек, а в 2021 – 483 тыс. заключенных, из которых порядка 20% находились в следственных изоляторах.

Член Совета по правам человека при президенте РФ Ева Меркачева заявила в разговоре с «Лентой.ру», что для некоторых категорий осужденных исправительные работы могли бы стать весьма действенным решением.

«Если мы говорим о категориях преступников, то в первую очередь к этой мере должны приговариваться те, кто не совершал насильственные преступления. Это наркотические и экономические преступления. Это люди, которые никого не насиловали и не убивали», — сказала Меркачева.

Она добавила, что для приговоренных к принудительному труду должны создаваться адекватные условия работы.

«Это не ГУЛАГ»

Весной 2021 года тогдашний глава ФСИН Александр Калашников предложил использовать труд российских заключенных. Отбывающие наказание могут заменить трудовых мигрантов, считает он, при этом ведомство готово «организовать не ГУЛАГ, а абсолютно новые достойные условия».

В частности, ФСИН хотела привлечь осужденных к восстановлению Сибири после лесных пожаров, посадке деревьев.

Глава ведомства добавил, что заключенный в этом случае «будет трудиться в рамках общежития или снимать квартиру, при желании с семьей, получать достойную зарплату». Калашников выразил мнение, что так решится не только трудовая проблема, но и будет дан старт решению проблемы социализации освободившихся.

Председатель СПЧ при президенте РФ Валерий Фадеев заявлял «Газете.Ru», что в целом не против этой инициативы — сгонять на работы принудительно, «как это было в прошлые печальные времена, конечно, никто не будет».

«Если заключенным будет предложена работа, и они добровольно на нее согласятся, если она будет определенным образом оплачиваться, то почему нет. Надо будет разбираться в деталях, какие есть предложения.

Есть проблема: далеко не все осужденные заняты работой, далеко не во всех российских колониях есть работа.

Это очень серьезная проблема, потому что сидеть за колючей проволокой без работы гораздо тяжелее, чем сидеть с работой», — подчеркнул Фадеев.

Возможность привлекать осужденных к лишению свободы к труду предусмотрена законодательством РФ – статьей 103 УИК. На заключенных распространяются конституционные гарантии, обычно привлекают к работам добровольцев, это учитывается при рассмотрении ходатайств об условно-досрочном освобождении.

Работать заключенные должны на основании договоров, их труд должен оплачиваться. Бесплатно трудиться они могут только на благоустройстве колоний и прилегающих территорий.

К ряду работ осужденных привлекать нельзя – это работа в административных зданиях, где хранятся специальные технические средства и служебная документация, работа ночными сторожами на удаленных объектах и водителями оперативных машин.

В 2017 году ФСИН признала, что заключенные получают за свой труд меньше положенного. Средняя зарплата осужденного в 2016 году составляла, по данным Минюста РФ, всего 205 руб. в день (или 6355 руб. в месяц). Из 670 тыс.

Читайте также:  За счет страховой: что делать, если ремонт выполнен некачественно

осужденных к труду привлекались 182,5 тыс. человек.

Замглавы управления режима и надзора ФСИН Александр Дергачев тогда признал, что вопрос труда «достаточно дискуссионный», а служба знает о проблеме низкой зарплаты и «возможно, требуется более жесткий контроль».

Минюст сокращает тюремные сроки. Ведомство готовит поправки о замене их принудительными работами

/Коммерсантъ/

Заключенному, отсидевшему в тюрьме часть срока, можно будет заменять пребывание в колонии на «принудительные работы» в исправительных центрах. Такие поправки к Уголовному кодексу (УК) РФ разработаны Министерством юстиции.

В профильном комитете Госдумы считают поправки разумными, так как они вполне вписываются в тенденцию гуманизации уголовного законодательства. Правозащитники тоже признают в этом «позитивный шаг», но считают его «очень скромным».

Минюст разработал поправки к УК РФ, которые позволяют сокращать сроки «фактически отбытого наказания в виде лишения свободы», после которого возможен перевод на «принудительные работы» тех, кто был осужден за преступления небольшой и средней тяжести или за тяжкое преступление, совершенное впервые.

Для этого Минюст предлагает внести поправки в ст. 53.1 (принудительные работы) и ст. 80 (замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания) УК РФ. Предложения Минюста размещены для общественного обсуждения на правительственном портале проектов нормативных актов.

Необходимость подобного смягчения наказания в Минюсте связывают с «созданием новых альтернативных возможностей ресоциализации осужденных, твердо вставших на путь исправления» с возможностью последующего «условно-досрочного освобождения».

Как пояснили “Ъ” в пресс-службе министерства, «принудительные работы» как вид наказания применяются российскими судами лишь с января 2017 года.

Те, кто осужден к принудительным работам, отбывают наказание не в традиционных колониях, а в специальных учреждениях — исправительных центрах, которые имеются в каждом субъекте федерации. Таким образом, осужденный трудиться в том регионе, в котором он проживал до совершения преступления.

Трудиться заключенный будет на тех объектах, которые определят местные органы Федеральной службы исполнения наказаний.

Исправительные центры — учреждения изолированные, но, в отличие от тюрьмы, организованы как общежития, а у заключенных есть право свободного хождения по зданию и прилегающей территории, беспрепятственный доступ к мобильным телефонам.

В думском комитете по госстроительству одобряют намерение Минюста, поскольку оно вписывается в тенденцию гуманизации уголовного законодательства, чем законодатели занялись в 2010–2011 годах при президенте Дмитрии Медведеве. «Должна приветствоваться любая инициатива, которая заменяет лишение свободы альтернативным видом наказания»,— заявил “Ъ” глава комитета единоросс Павел Крашенинников.

«Тюрьму закрытую заменят тюрьмой открытой»,— заявил “Ъ” член президентского Совета по правам человека Андрей Бабушкин (возглавляет комиссию СПЧ по реформе пенитенциарной системы). Сам по себе этот «шаг позитивный, но очень скромный», уверен правозащитник.

Он напомнил, что статья о принудительных работах появилась в УК РФ в 2011 году, но суды не могли применять этот вид наказания в качестве альтернативы лишению свободы, так как не существовало исправительных центров.

«На их строительство понадобилось шесть с половиной лет, и в большинстве своем они сейчас пустуют»,— говорит он.

По словам члена СПЧ, «судьи не знают этого вида наказания, не понимают его, не видят, как оно исполняется», поэтому Минюсту следует «устроить рекламную кампанию для судей, к примеру провезти их по исправительным центрам».

Не допускается использование всех материалов, размещенных в разделе «Мониторинг СМИ» официального сайта Министерства юстиции Российской Федерации, без указания их правообладателя, указанного для каждой публикации

Путин одобрил идею отправить 100 000 заключенных на исправительные работы

Президент России Владимир Путин одобрил идею о замене лишения свободы на исправительные работы для примерно 100 000 заключенных. Такое предложение озвучил на встрече с главой государства министр юстиции Константин Чуйченко.

«Мы исходим из того, что на сегодняшний день около 100 000 человек достойны того, чтобы применить к ним эту меру, а именно — заменить лишение свободы на принудительные работы», — сказал глава Минюста (расшифровка беседы опубликована на сайте Кремля).

Он добавил, что такие осужденные будут фактически сами оплачивать расходы, связанные с их содержанием. «На сегодняшний день у нас создано 15 000 мест, и концу 2024 г. мы хотели бы создать порядка 100 000 мест.

И, таким образом, у нас значительно уменьшится численность людей, которые содержатся в местах лишения свободы», — отметил Чуйченко. Министр привел данные, согласно которым количество людей в местах лишения свободы в России сократилось с 1,06 млн в 2000 г.

до 483 000 в 2021 г. (из них порядка 109 000 — в СИЗО).

Он также предложил ввести в структуре Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) должность замдиректора, который займется созданием системы пробации осужденных. Путин эту идею также поддержал.

Чуйченко заявил о завершении работы над законопроектом, который введет институт пробации.

По словам министра, эта служба будет насчитывать около 50 000 сотрудников, которые будут содействовать социальной адаптации освободившихся осужденных.

Согласно принятой в прошлом году концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2030 г., институт пробации планируют внедрять в два этапа: до 2024 г.

его закрепят на законодательном уровне, а необходимые полномочия передадут уголовно-исполнительным инспекциям. Они будут помогать освободившимся из мест заключения с работой и жильем, а также оказывать психологическую и правовую помощь.

На втором этапе планируется оказывать помощь в занятости и бытовом устройстве.

В мае прошлого года Александр Калашников, занимавший в то время должность директора ФСИН, предложил активнее привлекать заключенных к тем работам, на которых обычно заняты трудовые мигранты.

Он отмечал, что «это будет не ГУЛАГ, это будут абсолютно новые достойные условия».

По его словам, отбывающие наказание смогут трудиться в рамках общежития или снимать квартиру, а также получать достойную зарплату, что сможет решить проблему дефицита рабочей силы и ресоциализации.

Инициативу Калашникова поддержали в том числе Чуйченко, вице-премьер Марат Хуснуллин, глава Совета по правам человека Валерий Фадеев, глава СКР Александр Бастрыкин и уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова. Как утверждал Хуснуллин, привлечь к работе на стройках в стране могут около 180 000 заключенных.

В ноябре Калашников заявил, что Минюст и ФСИН разрабатывают законопроект, в рамках которого будет разрешено использовать труд заключенных на стройках в Арктике.

Путин поддержал идею заменить лишение свободы ряду осужденных на принудительные работы

МОСКВА, 31 января. /ТАСС/. Минюст России планирует к концу 2024 года создать 100 тыс. мест для применения наказания в виде принудительных работ, это позволит снизить число лиц в местах лишения свободы. Об этом в понедельник на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным сообщил министр юстиции РФ Константин Чуйченко.

«На сегодняшний день у нас создано 15 тыс. мест (для исполнения наказания в виде принудительных работ — прим. ТАСС), и концу 2024 года мы хотели бы создать порядка 100 тыс. мест, — сообщил Чуйченко. — И, таким образом, у нас значительно уменьшится численность людей, которые содержатся в местах лишения свободы».

Он напомнил, что на сегодняшний день в местах лишения свободы в России отбывают наказание порядка 350 тыс. человек, из них примерно у 180 тыс. есть право обратиться о переводе из мест лишения свободы на принудительные работы. «Понятно, что далеко не все из этих 180 тыс.

достойны перевода с лишения свободы на принудительные работы, многие просто не встали на путь исправления. И здесь в общем-то соответствующие службы будут производить отбор. Но мы исходим из того, что на сегодняшний день порядка 100 тыс.

человек достойны того, чтобы применить к ним эту меру, а именно заменить лишение свободы на принудительные работы», — сообщил министр.

«Проблема состоит в том, что у нас нет просто соответствующих мест, в которых можно было бы обеспечивать отбытие этими людьми наказания», — подчеркнул он. Глава Минюста напомнил, что работающие в исправительных центрах «не считаются лишенными свободы, они юридически свободны».

«Но достоинство этой меры [наказания] состоит в том, что люди работают, получают деньги, они уже готовятся, как говорится, к выходу в свободную жизнь.

И ко всему прочему они получают не ущемляющую их человеческое достоинство заработную плату, они живут в нормальных условиях, у них есть возможность общаться с родственниками, они могут выходить в город», — отметил Константин Чуйченко.

По его словам, применение этого вида наказания «значительно легче для бюджета, поскольку, например, стоимость создания одного места, если вести речь о легких конструкциях некапитального типа, составляет около 500 тыс.

рублей на одного осужденного, это значительно меньше, нежели создавать место в местах лишения свободы». Кроме того, такие осужденные фактически сами оплачивают расходы, связанные с их содержанием.

Путин поддержал предложение главы Минюста о замене наказания для порядка 100 тыс. человек. «Давайте так и сделаем», — согласился президент.

Глава государства и Чуйченко в ходе встречи также обсудили динамику количества заключенных со времен Российской империи. Путин припомнил, что в 1913 году в России было 194 тысячи заключенных, при том что население страны было 134 млн человек.

Читайте также:  Определение порядка общения с ребенком

«При Советском Союзе было больше», — заметил президент. «Здесь, может быть, просто еще не очень корректная выборка.

Надо погружаться в статистику, мы такой возможности, к сожалению, не имеем, чтобы сопоставить в плане корректности эти цифры», — признался министр.

Тем не менее глава государства отметил снижение количества заключенных в последние десятилетия. «Во всяком случае, в 2000 году это уже точно — 1,06 миллиона, в 2021-м — 483 тысячи.

И не все из них находятся непосредственно в местах лишения свободы, там есть еще часть, которая находится в следственном изоляторе. И она значительная», — констатировал президент. Чуйченко подтвердил, что на данный момент в СИЗО находятся 109 тысяч человек.

Таким образом, по подсчетам министра юстиции, в России с 2000 года число людей, находящихся в местах ограничения свободы, сократилось более чем в два раза.

«А если мы сделаем все, что мы запланировали в соответствии с недавно утвержденной концепцией развития уголовно-исполнительной системы до 2030 года, у нас будет 300 тысяч. В том числе, если мы создадим систему исправительных центров, то мы, как говорится, значительно уменьшим спецконтингент в этой части», — заверил министр.

Ранее Владимир Путин поручил Минфину подготовить совместно с Минюстом и ФСИН России и представить до 1 мая этого года в правительство РФ предложения о выделении дополнительных средств из бюджета на расширение сети исправительных центров и создание дополнительных рабочих мест для трудоустройства осужденных к принудительным работам.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Алтайского края

          Принудительные работы, как вид наказания  за  уголовные преступления введены ФЗ от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный Кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

          Введение данного вида наказания расширило возможность для суда назначать наказания, не связанные с лишением свободы.

          Согласно ст.53.1 УК РФ принудительные работы применяются как альтернатива лишению свободы за совершение преступления небольшой или средней тяжести либо за совершение тяжкого преступления впервые, если такой вид наказания предусмотрен санкцией  статьи.

  •           Также предусмотрено, что если, назначив наказание в виде лишения свободы, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания в местах лишения свободы, он вправе заменить осужденному наказание в виде лишения свободы принудительными работами.
  •          При назначении судом наказания в виде лишения свободы на срок более пяти лет принудительные работы не применяются.
  •          Принудительные работы заключаются в привлечении осужденного к труду в местах, определяемых учреждениями и органами уголовно-исполнительной системы на срок от двух месяцев до пяти лет.
  •          Из заработной платы осужденного производятся удержания в доход государства, перечисляемые на счет соответствующего территориального органа уголовно-исполнительной системы, в размере, установленном приговором суда, и в пределах от 5% до 20%.
  •          В случае уклонения осужденного от отбывания принудительных работ они заменяются лишением свободы из расчета 1 день лишения свободы за 1 день принудительных работ.
  •          Принудительные работы не назначаются несовершеннолетним, лицам, признанным инвалидами первой или второй группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, женщинам, достигшим пятидесятипятилетнего возраста, мужчинам, достигшим шестидесятилетнего возраста, а также военнослужащим.

         Порядок исполнения наказания в виде принудительных работ регламентирован гл.8.1 УИК РФ, в соответствии с которой установлено, что осужденные к принудительным работам отбывают наказание в специальных учреждениях — исправительных центрах, расположенных в пределах территории субъекта РФ, в котором они проживали или были осуждены.

          При отсутствии исправительного центра или невозможности размещения (привлечения к труду) осужденных в имеющихся исправительных центрах осужденные направляются по согласованию с соответствующими вышестоящими органами управления УИС в исправительные центры, расположенные на территории другого субъекта РФ, в котором имеются условия для их размещения (привлечения к труду).

         При этом изолированные участки, функционирующие как исправительные центры, могут создаваться при исправительных учреждениях.

         Лица, осужденные к принудительным работам, находящиеся к моменту вступления приговора в законную силу на свободе, а также осужденные, которым неотбытая часть наказания в виде лишения свободы заменена принудительными работами, следуют за счет государства к месту отбывания наказания самостоятельно. Оплата проезда, обеспечение продуктами питания или деньгами на время проезда осужденных, самостоятельно следующих к месту отбывания принудительных работ, производятся в порядке, устанавливаемом Правительством РФ.

Осужденные к принудительным работам, находящиеся к моменту вступления приговора в законную силу под стражей, направляются к месту отбывания наказания в порядке, установленном для лиц, осужденных к лишению свободы (под конвоем). Эти лица подлежат освобождению из-под стражи по прибытии в исправительный центр.

         В случае уклонения осужденного к принудительным работам от получения предписания, в том числе в случае неявки за получением предписания, или неприбытия к месту отбывания наказания в установленный в предписании срок осужденный объявляется в розыск и подлежит задержанию на срок до 48 часов. Данный срок может быть продлен судом до 30 суток.

         Срок принудительных работ исчисляется со дня прибытия осужденного в исправительный центр.

В срок принудительных работ засчитываются время содержания осужденного под стражей в качестве меры пресечения, время следования в исправительный центр под конвоем, а также время краткосрочных выездов, предоставляемых осужденному в соответствии со статьей 60.

4 УИК РФ, из расчета один день содержания под стражей, один день следования в исправительный центр под конвоем, один день краткосрочного выезда за один день принудительных работ.

  1.          В срок принудительных работ не засчитывается время самовольного отсутствия осужденного на работе или в исправительном центре свыше одних суток.
  2.          В исправительных центрах действуют правила внутреннего распорядка исправительных центров.
  3.          Осужденные к принудительным работам находятся под надзором и обязаны: выполнять правила внутреннего распорядка исправительных центров; работать там, куда они направлены администрацией исправительного центра; постоянно находиться в пределах территории исправительного центра, проживать, как правило, в специально предназначенных для осужденных общежитиях, не покидать их в ночное и нерабочее время, выходные и праздничные дни без разрешения администрации исправительного центра; участвовать без оплаты труда в работах по благоустройству зданий и территории исправительного центра в порядке очередности в нерабочее время продолжительностью не более двух часов в неделю; постоянно иметь при себе документ установленного образца, удостоверяющий личность осужденного.
  4.          Для решения неотложных социально-бытовых и других вопросов администрация исправительного центра может разрешить осужденным краткосрочный выезд за его пределы на срок до пяти суток непосредственно после постановки осужденного на учет и его регистрации по месту пребывания (для гражданина Российской Федерации) или постановки на миграционный учет по месту пребывания (для иностранного гражданина или лица без гражданства).

         Осужденным к принудительным работам запрещается приобретать, хранить и использовать предметы и вещества, перечень которых установлен законодательством Российской Федерации и правилами внутреннего распорядка исправительных центров. В случае обнаружения у осужденных таких предметов и веществ они по постановлению начальника исправительного центра подлежат изъятию и передаются на хранение либо уничтожаются.

  •          Помещения, в которых проживают осужденные, могут подвергаться обыску, а вещи осужденных могут подлежать досмотру.
  •          Осужденным не допускающим нарушений правил внутреннего распорядка исправительных центров и отбывшим не менее одной трети срока наказания, по их заявлению на основании постановления начальника исправительного центра разрешается проживание с семьей на арендованной или собственной жилой площади в пределах муниципального образования, на территории которого расположен исправительный центр.
  •          Не имеющим взысканий осужденным, администрацией учреждения по их заявлению на основании постановления начальника исправительного центра разрешается выезд за пределы исправительного центра на период ежегодного оплачиваемого отпуска.
  •          Им разрешается обучение по заочной форме в профессиональных образовательных организациях и образовательных организациях высшего образования, находящихся в пределах муниципального образования, на территории которого расположен исправительный центр.

         В общежитиях исправительных центров осужденным к принудительным работам предоставляются индивидуальные спальные места и постельные принадлежности. Норма жилой площади в расчете на одного осужденного к принудительным работам не может быть менее четырех квадратных метров.

         Обеспечение осужденных к принудительным работам одеждой, обувью, за исключением одежды и обуви, являющихся средствами индивидуальной защиты, и питанием осуществляется за счет их собственных средств.

При отсутствии у осужденных к принудительным работам собственных средств обеспечение их одеждой, обувью и питанием осуществляется за счет средств федерального бюджета по нормам, установленным Правительством Российской Федерации.

         Лечебно-профилактическая и санитарно-профилактическая помощь осужденным к принудительным работам оказывается в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране здоровья и установленным УИК РФ порядком отбывания наказания.

         Каждый осужденный к принудительным работам обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных центров.

Осужденные привлекаются к труду в соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации, за исключением правил приема на работу, увольнения с работы, перевода на другую работу, отказа от выполнения работы, предоставления отпусков. Осужденный к принудительным работам не вправе отказаться от предложенной ему работы.

Читайте также:  Установление (подтверждение) родства для принятия наследства: способы, порядок процедуры

         В период отбывания принудительных работ ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 18 календарных дней предоставляется администрацией организации, в которой работает осужденный к принудительным работам, по согласованию с администрацией исправительного центра. Право на ежегодный оплачиваемый отпуск возникает у осужденного по истечении шести месяцев отбывания принудительных работ. Осужденным к принудительным работам, не обеспеченным работой, ежегодный оплачиваемый отпуск не предоставляется.

  1.          С осужденными к принудительным работам администрацией исправительного центра проводится воспитательная работа, применяются меры поощрения и взыскания
  2.          Надзор за отбыванием наказания осужденными к принудительным работам осуществляется администрацией исправительного центра и состоит в наблюдении и контроле за поведением осужденных в исправительном центре и по месту работы, а также в иных местах их пребывания.
  3. Старший помощник прокурора г. Бийска Татьяна Лысенко

Верховный суд пересчитает УДО

Президиум Верховного суда рассмотрит жалобу осужденного Ильи Ерехинского, касающийся механизма условно-досрочного освобождения (УДО). Сейчас осужденные могут претендовать на УДО после того, как отбудут определенную часть срока.

Но если суд меняет лишение свободы на принудительные работы, то право на УДО «обнуляется». По мнению заявителя, период, необходимый для подачи документов на условно-досрочное освобождение, должен отсчитываться с момента приговора — и не зависеть от замены наказания.

Эта проблема может коснуться до 190 тыс. заключенных, указывают в правозащитном фонде «Русь сидящая».

Эксперты фонда подготовили по этому вопросу экспертное заключение «amicus curiae» для Верховного суда: они указывают что «обнуление» сроков не только незаконно, но и препятствует социальной адаптации осужденных.

В ноябре 2016 года Кингисеппский городской суд приговорил Илью Ерехинского к четырем с половиной годам лишения свободы за умышленное причинение тяжкого вреда здоровья, повлекшее по неосторожности смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

В 2019 году Тосненский городской суд заменил это наказание на принудительные работы — когда осужденные проживают и трудятся в специальных исправительных центрах. Вскоре после этого мужчина подал ходатайство об УДО, поскольку отбыл необходимые две трети срока.

Однако Колпинский райсуд указал, что теперь срок, необходимый для УДО, отсчитывается заново — с первого дня принудительных работ. Судьи сослались на постановление пленума ВС РФ №8 от 2009 года.

«Логика суда поставила моего подзащитного в неравное положение с другими осужденными, которым оставшийся срок лишения свободы не заменялся на принудительные работы.

Они по отбытии двух третей срока вышли на свободу»,— заявил “Ъ” адвокат Виктор Ермолаев, представляющий интересы Ильи Ерехинского. Он попытался оспорить решение в вышестоящих судах и дошел до Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда. Господин Ермолаев настаивал, что ст.

 79 УК РФ, которая регламентирует право на УДО, не содержит отдельных правил о пересчете сроков при замене наказания.

В январе 2020 года судья Верховного суда согласился с доводами адвоката и перенаправил дело в Третий кассационный суд общей юрисдикции. Там решения районного и городского судов признали незаконными; дело было направлено обратно в Колпинский райсуд. После этого в Верховный суд обратилась Генпрокуратура.

Ведомство заявило, что при замене фактически происходит назначение нового наказания — а значит, и срок не должен оставаться прежним. «Если во время замены назначается новое наказание, то получается, что постановление суда в порядке ст. 80 УК РФ может подменять собой приговор.

Это в корне неверно и противоречит Уголовному кодексу»,— уверен Виктор Ермолаев.

Тем не менее ВС встал на сторону Генпрокуратуры и признал правомерность «обнуления» срока УДО.

Судья ВС Виктор Смирнов, участвовавший в рассмотрении обращения, не согласился с коллегами.

В своем особом мнении он поддержал доводы адвоката: «В отличие от освобождения от наказания, при замене неотбытой части наказания наказанием более мягкого вида исполнение приговора суда не прекращается. Следовательно, не прекращается в этом случае и течение срока».

Судьи Верховного суда «крайне редко» выражают особое мнение в уголовной сфере, пояснил Виктор Ермолаев. Он предположил, что Виктор Смирнов высказал его из-за «очевидных неточностей» в рассуждениях коллег-судей.

По словам адвоката, к делу Ильи Ерехинского «было приковано внимание значительного числа осужденных», отбывающих принудительные работы. А решение Верховного суда привело к отказам в УДО и другим заключенным.

Это побудило адвоката подать надзорную жалобу, хотя Илья Ерехинский за время разбирательств уже воспользовался правом на «обнуленное» УДО.

Теперь точку в вопросе о сроках условно-досрочного освобождения рассмотрит президиум Верховного суда.

«Дело Ильи Ерехинского — первое в своем роде, дошедшее до Верховного суда. Однако с проблемой расчета сроков УДО уже сталкиваются осужденные в разных регионах. Поэтому очень важно, чтобы суд наконец разрешил правовой спор»,— рассказала “Ъ” юрист Фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» Ольга Подоплелова.

Сейчас в России работают 17 исправительных центров и 70 изолированных участков, в которых находятся 5437 осужденных к принудительным работам, напомнила она. Но по статистике ФСИН, около 190 тыс. заключенных имеют основания подать ходатайство о переводе на принудительные работы.

В начале сентября «Русь сидящая» направила в президиум Верховного суда независимое экспертное заключение «amicus curiae» (лат. «друг суда»). Подобный документ — первый в практике фонда.

«Такое участие всегда предполагает, что в деле стоит важная правовая проблема, а решение по нему сформирует определенную практику, в связи с чем требуется учесть множество факторов и аргументов,— пояснила госпожа Подоплелова.— Мы представили дополнительные сведения, на которые стороны ранее не опирались в своих позициях».

Авторы доклада анализировали документы ООН, решения ЕСПЧ и рекомендации Комитета министров Совета Европы. Эксперты фонда пришли к выводу, что аннулирование сроков для УДО не соответствует международным и конституционным требованиям. Они нашли также минимум два довода против. Во-первых, замену неотбытой части наказания нельзя считать смягчением приговора.

«Принудительные работы являются одной из форм лишения свободы и сопряжены с существенными социальными ограничениями»,— отмечается в документе. Во-вторых, срок должен быть четко регламентирован в законе — и не может быть настолько долгим, чтобы обесценивать применение УДО.

«Срок реального заключения должен быть минимизирован из-за возрастающих негативных последствий социальной изоляции, и вопрос об УДО должен ставиться как можно раньше»,— отметила госпожа Подоплелова. Правозащитники подчеркивают, что принудительные работы были введены в российское законодательство как раз для «планомерной и контролируемой интеграции осужденных в общество» и затруднения с правом на УДО могут свести на нет позитивный эффект.

Дата заседания президиума ВС будет известна в течение двух месяцев.

Елизавета Ламова

Советская "химия" возвращается: Госдума одобрила замену колонии принудительными работами — МК

Госдума приняла в первом чтении законопроект, который позволит заключенным просить замены колонии или тюрьмы на принудительные работы раньше, чем сейчас. Масштабы гуманизации ограничены вместимостью исправительных центров для отбывания этого вида наказания: с 1 января 2019 года они смогут принять не больше 6 тысяч россиян.

Новый вид наказания «принудительные работы» (приблизительный аналог существовавшей в советские времена т.н.

«химии») появился в почти двухстах статьях российского УК еще в 2011 году, но применять его на практике начали лишь с 1 января 2017 года.

Дело в том, что на строительство специальных общежитий строгого режима, где под надзором администрации должны жить приговоренные к этому виду работ, долгое время не находилось денег.

Напомним: суд может приговорить к принудительным работам на срок от 2 месяцев до 5 лет, если речь идет о преступлении небольшой или средней тяжести или если преступление тяжкое, но виновный осужден впервые.

Трудиться придется там, где скажут (в федеральном казенном учреждении), а из зарплаты государство удержит от 5 до 20%.

Если гражданину «светит» больше 5 лет лишения свободы, на принудительные работы рассчитывать не стоит.

Законопроект, который Госдума приняла в первом чтении 16 октября, направлен на «повышение эффективности мер социальной адаптации осужденных», заявил представитель правительства, замглавы Минюста Юрий Любимов.

Осужденные за совершение преступлений небольшой или средней тяжести к лишению свободы после 1 января 2019 года смогут просить о переводе на принудительные работы, отбыв не менее одной четвертой срока (сейчас — не менее трети срока), осужденные за тяжкое преступление — отбыв не менее одной трети срока (сейчас — не менее половины), а осужденные за особо тяжкое преступление — отбыв не менее половины срока (сейчас — не менее двух третей). Следующей ступенью «ресоциализации», пояснил докладчик, может стать условно-досрочное освобождение, но при условии полного или частичного возмещения причиненного преступлением ущерба. Глава думского Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников («ЕР») предложил поддержать эти предложения, так как они создают «альтернативу УДО» для тех, кто пока не имеет права рассчитывать на полное освобождение.

Г-н Любимов напомнил, что инициатива разработана во исполнение поручения президента. Поручение это, между прочим, было дано в конце 2016 года, то есть на написание документа, попавшего в Госдуму только в июне 2018 года, у правительства ушло более полутора лет.