Право

Лукавый процент. Верховный суд РФ защитил вкладчика в его споре с банком

8 сентября 2019 в 18:13

Лукавый процент. Верховный суд РФ защитил вкладчика в его споре с банком

Споры граждан с банками — известная, очень серьезная проблема. По статистике российским потребителям сложнее всего выиграть суд именно у банков. Проведенный анализ показал, что суды отклоняют около 70% исков, заявленных против банков.

Поэтому каждое решение Верховного Суда РФ, направленное на защиту интересов граждан в споре с банками, буквально, «на вес золота».

Недавно такое решение было вынесено. Речь идет об определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 августа 2019 г. № 78-КГ19-20.

Фабула дела

Гражданка Ш. заключила с Банком договор банковского вклада с ежеквартальной выплатой процентов. В соответствии с данным договором она внесла на депозитный счет существенную сумму. За несколько месяцев до окончания срока вклада все деньги и проценты по нему были сняты по доверенности, которую Ш. не выдавала и не подписывала.

Иными словами, деньги Ш. были похищены с ее счета в Банке, путем банальной подделки доверенности.

Когда обман раскрылся, Банк категорически отказался нести ответственность и компенсировать своему клиенту потерянные средства, сославшись на то, что сотрудники Банка не обязаны проверять подлинность доверенности, а в договоре не установлена ответственность Банка за последствия исполнения поручений, выданных неуполномоченными лицами.

Что решили суды

Районный суд, рассмотревший данное дело, согласился с позицией Банка и отказал Ш. в удовлетворении иска о взыскании суммы вклада, процентов по вкладу.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что при расторжении договора банковского вклада и последующей выдаче денежных средств Банк действовал в соответствии с требованиями действующего законодательства и локальных нормативных актов.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами районного суда.

Мнение Верховного суда

Однако Верховный Суд РФ в настоящем споре принял сторону истицы Ш. и посчитал такое решение спора нарушением закона.

Придя к выводу, что даже установленная добросовестность Банка не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявленных по настоящему делу требований истицы о признании сделки недействительной в отсутствии доказательств недобросовестности последней.

После чего, отменив апелляционное определение, суд вернул дело в апелляционную инстанцию для пересмотра с учетом своих разъяснений.

Сейчас о конечном результате по данному делу говорить еще рано, но несомненно одно: данное определение Верховного Суда РФ — это шаг в направлении защиты интересов граждан.

Лукавый процент. Верховный суд РФ защитил вкладчика в его споре с банком

Самые громкие споры с участием банков 2021 года

Несмотря на то, что пандемия коронавируса замедлила многие процессы, подходящий к концу год стал богат на судебные споры с участием финансовых организаций. Рассказываем о наиболее заметных из них.

Лукавый процент. Верховный суд РФ защитил вкладчика в его споре с банком depositphotos.com

Дело о неосновательном обогащении

Одним из самых любопытных кейсов можно назвать дело о взыскании неосновательного обогащения с «Всероссийского банка развития регионов» (ВБРР). Несмотря на, казалось бы, небольшую сумму, заявленную в исковых требованиях, это дело может сильно повлиять далее на банковский сектор.

Компания «Экойл», предоставляющая услуги в области ликвидации последствий загрязнений, оформила в ВБРР займы на сумму около 2 млн рублей. Банк перевел деньги, но списал со счета компании почти 172 тыс. руб. комиссии. Основанием стал 115-ФЗ, по правилам которого банки могут применять заградительные тарифы при совершении клиентами сомнительных операций.

«Экойл» сочла такую комиссию неосновательным обогащением банка и обратилась в суд Новосибирской области. Однако там (как и в Седьмом арбитражном апелляционном суде, а затем Арбитражном суде Западно-Сибирского округа) истцу было отказано со ссылкой на выполнения требований 115-ФЗ.

Далее компания обжаловала решения в Верховном суде и добилась передачи дела в экономколлегию. В начале декабря судебная коллегия по экономическим спорам отменила акты судов и отправила спор на новое рассмотрение. Вскоре данный вопрос впервые будет рассмотрен Верховным судом в контексте спора банка с корпоративным клиентом, а не физлицом.

Важно, что ранее экономколлегия много лет устранялась от проблемы разрешения вопроса о правовой квалификации заградительных тарифов. Подобные споры, связанные с физическими лицами, также можно назвать громкими, так как подобные дела формируют судебную практику, которая помогает защитить гражданина как слабую сторону в отношениях с банком.

Иск банка к сотовому оператору

В августе Арбитражный суд Москвы отклонил иск банка «Ренессанс кредит» к сотовому оператору МТС. Сумма требований составляла почти 75 млн рублей. Истец заявлял, что у него возникли дополнительные издержки на оплату услуги смс-рассылки в декабре 2017 г. — октябре 2020 г.

Однако банку было отказано, так как «Ренессанс Кредит» перенес издержки от повышения тарифов оператора на своих клиентов. Кроме того, после доход банка от смс-информирования клиентов даже превысил сумму допрасходов на оплату услуги смс-рассылки.

Этот иск стал первым из серии аналогичных, поданных частными банками к крупнейшим российским операторам. Иски к «большой четверке» подавали также Тинькофф Банк, Райффайзенбанк, Совкомбанк и Инвестторгбанк.

Дело Промсвязьбанка

Одним из крупнейших и самых сложных в России дел с участием банков, остается расследование дела братьев Ананьевых. Оно началось с выявления причин финансового краха Промсвязьбанка в 2017 году. За день до санации банка оттуда были выведены 57,3 млрд руб. и $505,6 млн.

А в этом году банк непрофильных активов «Траст» подал новый иск к бывшим совладельцам банка Алексею и Дмитрию Ананьевым и экс-главе АвтоВАЗбанка.

Уникальность последних исков состоит в том, что они поданы по российскому праву и будут рассмотрены в рамках судебного разбирательства в Окружном суде города Лимассол на Кипре.

Спор с налоговой

Летом Верховный суд рассмотрел два аналогичных спора банка ВТБ с Федеральной налоговой службой. В них банк отстаивал не только свои права, но и отчасти права клиентов-граждан после того, как налоговики направили кредитной организации решения о приостановке операций по счетам двух ИП.

ВТБ заблокировал только те счета, которые были открыты для ведения бизнеса, не трогая личные счета граждан. Но после того как граждане потратили часть денег с личных счетов, налоговики оштрафовали ВТБ на 166 тыс. руб. за неисполнение их решений.

Спор рассматривался экономической коллегией, которая внесла прецедентное решение в защиту физлиц. Она признала недопустимой блокировку во внесудебном порядке счетов, что были открыты для личных нужд. Это объясняется тем, что объем полномочий ФНС по отношению к индивидуальным предпринимателям и физическим лицам имеет принципиальные различия.

Банки и закон

Сегодня в список системно значимых кредитных организаций входят Газпромбанк, ВТБ, «Юникредит», Альфа-банк, Сбербанк, «ФК Открытие», Росбанк, Промсвязьбанк, Райффайзенбанк, Россельхозбанк, Московский кредитный банк, Совкомбанк и Тинькофф Банк. Указанный перечень банков составляет около 77% совокупных активов российского банковского сектора.

Следовательно, подавляющее большинство споров в судах РФ происходит именно с участием указанных банков. Анализируя информацию из общедоступных ресурсов, можно проследить взаимосвязь, которая заключается в том, что чем больше и крупнее банк, тем в большем количестве споров он участвует.

Важно, что и банки, и клиентов в этом году также коснулись существенные законодательные изменения. Согласно Федеральному закону № 323-ФЗ, с 13 июля кредитные организации должны предоставлять информацию об операциях и счетах НКО по запросам Минюста.

Исключение составляют религиозные организации. Третьим лицам эти сведения можно передать только в установленных законами случаях. Таким образом, Минюст получает доступ к банковской тайне некоммерческих организаций, что позволит усилить контроль над ними.

Президиумом Верховного Суда от 16.06.2021 года также был утвержден обзор судебной практики разрешения судами споров, связанных с принудительным исполнением требований исполнительных документов банками и иными кредитными организациями. Вот некоторые обобщения судебной практики:

  • Исполнительный документ может быть предъявлен в банк к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу. Он может быть направлен в банк по почте до двадцати четырех часов последнего дня срока для его предъявления к исполнению.
  • Банк вправе принять к исполнению исполнительный документ в форме электронного документа, подписанного электронной подписью, только после проверки действительности такой подписи в порядке, предусмотренном действующим законодательством.
  • В процессе исполнения исполнительного документа банк обязан по заявлению взыскателя предоставить информацию о суммах, перечисленных взыскателю, а также о конкретных причинах невозможности исполнения исполнительного документа.
  • В отсутствие волеизъявления должника на получение кредита кредитование счета, по которому разрешен овердрафт, в целях исполнения исполнительного документа неправомерно.
  • Списание банком со специального счета, открытого для формирования фонда капитального ремонта, денежных средств в оплату обязательств, не связанных с капитальным ремонтом общего имущества многоквартирного дома, не допускается.

Верховный суд поддержал гражданина в споре с АСВ — Всё об управлении деньгами

Лукавый процент. Верховный суд РФ защитил вкладчика в его споре с банкомСтали известны мотивы Верховного суда РФ (ВС), вынесшего решение в пользу вкладчика банка «Унифин» в его споре с Агентством по страхованию вкладов (АСВ). Позиция ВС сводится к тому, что обычные граждане-вкладчики являются слабой стороной и нельзя оспаривать снятие ими своих средств только на том основании, что в банке к этому моменту была картотека неисполненных поручений иных клиентов. Доказывать же «необычность» операции и недобросовестность клиента должно именно АСВ. По мнению юристов, это позволит добросовестным вкладчикам лучше защищать свои интересы, а агентству придется тщательнее обосновывать свою позицию.

Читайте также:  Заявление на поступление в вуз теперь можно подать через Госуслуги

В картотеке арбитражных дел опубликовано определение экономколлегии ВС по спору АСВ как конкурсного управляющего банка «Унифин» с вкладчиком этого банка Рашитом Сайфутдиновым. Господин Сайфутдинов 11 февраля 2016 года снял со своего вклада $39,85 тыс., €25,35 тыс. и 2,55 млн руб.

, а через четыре дня у банка была отозвана лицензия и введена временная администрация. АСВ предъявило иск о признании этой операции недействительной и потребовало возврата денег в банк для включения их в конкурсную массу.

По закону о несостоятельности сделки, совершенные банком в преддверии банкротства, могут быть оспорены, если они выходят за пределы обычной хозяйственной деятельности. К таким случаям ст. 189.

40 закона относит ситуации, когда оспариваемый платеж был осуществлен при наличии в банке картотеки (неисполненных поручений других клиентов из-за недостаточности средств на корсчете). В данном случае АСВ как раз сослалось на наличие у банка «Унифин» картотеки на момент выдачи средств вкладчику.

Арбитражные суды трех инстанций удовлетворили иск агентства, отметив, что операция совершена в течение месяца перед возбуждением дела о банкротстве банка, поэтому «отсутствует необходимость доказывания» того, что вкладчик был осведомлен о финансовых проблемах кредитной организации.

Но ВС обратил внимание, что закон говорит не о любых, а о платежных операциях, к которым снятие средств со вклада не относится.

По мнению ВС, факт наличия в банке картотеки должен приниматься судом во внимание, но не может образовывать презумпцию о том, что операция выходит за пределы «обычной», если оспаривается сделка по выдаче наличных денежных средств добросовестным вкладчикам банка.

«Иное означало бы применение по подобного рода обособленным спорам пониженного стандарта доказывания к конкурсному управляющему, что не соответствует статусу обычных граждан-вкладчиков, являющихся, как правило, слабой стороной правоотношений»,— подчеркнула экономколлегия ВС.

Кроме того ВС отметил, что бремя доказывания «необычности» операции лежит на АСВ.

Это обусловлено тем, что «появление у банка в предбанкротный период финансовых затруднений не исключает возможности осуществления до определенного момента обычной хозяйственной деятельности», а клиенту банка в отличие от агентства объективно сложнее представить доказательства, подтверждающие момент, когда у банка закончилась ликвидность.

В деле Рашита Сайфутдинова суды не устанавливали иные обстоятельства, свидетельствующие о том, что операция не была «обычной», сославшись лишь на наличие у банка картотеки, указал ВС.

При этом не были учтены доводы вкладчика, что деньги снимались им для приобретения квартиры, наличные средства в день снятия были внесены в банковский сейф с целью расчетов по договору купли-продажи жилья, а остаток был возвращен на расчетный счет в «Унифин», что «свидетельствует о добросовестности вкладчика, который не предполагал, что банк испытывает финансовые трудности». Также вкладчик указывал в судах, что средства для выдачи с вклада были заказаны им 26 и 27 января 2016 года с учетом правил банка о предварительной заявке, а выдача средств произведена банком лишь 11 февраля 2016 года. По мнению гражданина, это подтверждает, что его требование находилось первым в очереди на исполнение. При этом АСВ не представило доказательств того, что у банка были поручения других клиентов, которые должны быть исполнены ранее, чем требование господина Сайфутдинова.

«Однако суд первой инстанции какой-либо правовой оценки доводам сторон, связанным с добросовестностью ответчика при снятии вклада не дал, что свидетельствует о неполном выяснений обстоятельств, имеющих существенное значение для дела»,— подытожил ВС. В результате экономколлегия ВС отменила решения нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Москвы.

 По мнению Алексея Костоварова из адвокатского бюро «Линия права», в данном определении «суд очень удачно попытался создать механизм защиты добросовестных вкладчиков», отметив, что как раз «добросовестность является важным фактором и переложение бремени доказывания с конкурсного управляющего на вкладчика как слабой стороны недопустимо». «Этот прецедент, конечно, не панацея, но все же он позволит добросовестным вкладчикам защищать свои интересы, в то время как АСВ должно будет подходить к такого рода спорам более осмотрительно»,— уверен господин Костоваров. Юрист приветствует то, что ВС не стал дожидаться законодательного решения этого вопроса и отрегулировал его на своем уровне. «Тем не менее законодательное регулирование этого вопроса будет все же не лишним и даже желательным»,— добавляет Алексей Костоваров.

ДЛЯ СПРАВКИ

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) начало массово оспаривать снятие денег вкладчиками обанкротившихся банков и взыскивать с них средства. Добросовестность граждан роли не играет — для суда бывает достаточно факта наличия в банке картотеки неисполненных платежей на момент снятия вклада.

По словам экспертов, она бывает в большинстве банков перед отзывом лицензии. Средства, взысканные через суд с граждан, АСВ затем частично возвращает им же в виде страховки по вкладам (до 1,4 млн руб.).

Такая практика вызывает социальную напряженность и ведет к неоправданному росту судебных издержек АСВ.

  Топ-5 надежных банков для частного бизнеса

 1,009 total views,  1 views today

Верховный Суд РФ защитил интересы вкладчика в споре с банком

Судебная практика по гражданским и уголовным делам. Комментарии юристов и адвокатов. Обзоры арбитражной практики.

Лукавый процент. Верховный суд РФ защитил вкладчика в его споре с банком

08.09.2019

Споры граждан с банками — известная, очень серьезная проблема. По статистике российским потребителям сложнее всего выиграть суд именно у банков. Проведенный анализ показал, что суды отклоняют около 70% исков, заявленных против банков.

Поэтому каждое решение Верховного Суда РФ, направленное на защиту интересов граждан в споре с банками, буквально, «на вес золота».

Недавно такое решение было вынесено. Речь идет об определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 августа 2019 г. № 78-КГ19-20.

О решении вс рф в пользу гражданина

Суть его состоит в следующем:

Гражданка Ш. заключила с Банком договор банковского вклада с ежеквартальной выплатой процентов. В соответствии с данным договором она внесла на депозитный счет существенную сумму. За несколько месяцев до окончания срока вклада все деньги и проценты по нему были сняты по доверенности, которую Ш. не выдавала и не подписывала.

Иными словами, деньги Ш. были похищены с ее счета в Банке, путем банальной подделки доверенности. Когда обман раскрылся, Банк

категорически отказался нести ответственность и компенсировать своему клиенту потерянные средства, сославшись на то, что сотрудники Банка не обязаны проверять подлинность доверенности, а в договоре не установлена ответственность Банка за последствия исполнения поручений, выданных неуполномоченными лицами.

Что решили суды

Районный суд, рассмотревший данное дело, согласился с позицией Банка и отказал Ш. в удовлетворении иска о взыскании суммы вклада, процентов по вкладу.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что при расторжении договора банковского вклада и последующей выдаче денежных средств Банк действовал в соответствии с требованиями действующего законодательства и локальных нормативных актов.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами районного суда. 

Однако Верховный Суд РФ в настоящем споре принял сторону истицы Ш. и посчитал такое решение спора нарушением закона. Придя к выводу, что даже установленная добросовестность Банка не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявленных по настоящему делу требований истицы о признании сделки недействительной в отсутствии доказательств недобросовестности последней. 

После чего, отменив апелляционное определение, суд вернул дело в апелляционную инстанцию для пересмотра с учетом своих разъяснений.

Сейчас о конечном результате по данному делу говорить еще рано, но несомненно одно: данное определение Верховного Суда РФ — это шаг в направлении защиты интересов граждан.

ШАРОВ ДЕНИС ВАСИЛЬЕВИЧ руководитель уголовно-правовой практики Адвокатского бюро «Правовая гарантия» член Адвокатской палаты города Москвы кандидат юридических наук, доцент Защита интересов граждан и организаций по уголовным делам любой сложности тел.: +7 (499) 390-91-01

е-mail: sharovden@gmail.com

Читайте далее: Суд прекратил уголовное дело по ч.1 ст. 228 УК РФ с назначением судебного штрафа

Совет Европы рекомендовал изменить поправку об увольнении судей

Верховный суд отправил на пересмотр спор об антиотмывочных тарифах банков — РБК

Финансы , 09 дек 2021, 00:00 

Верховный суд вынес решение по делу о высоких тарифах на переводы бизнеса в пользу физлиц

Верховный суд отправил на новое рассмотрение прецедентный спор о заградительных тарифах банков на операции с признаками сомнительных. На вопрос о принципиальной допустимости таких ставок для борьбы с отмыванием арбитры не ответили

Лукавый процент. Верховный суд РФ защитил вкладчика в его споре с банком

Екатерина Кузьмина / РБК

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда (ВС) отправила на пересмотр спор о праве банка взимать с бизнеса так называемые заградительные комиссии за денежные переводы физическим лицам. Об этом говорится в материалах ВС.

Как следует из основного «антиотмывочного» закона 115-ФЗ, российские банки обязаны проверять транзакции своих клиентов на сумму от 600 тыс. руб. на риски обналичивания или отмывания денег.

Читайте также:  О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления

Закон позволяет кредитным организациям приостанавливать или отказываться от проведения сомнительных операций клиентов, а также расторгать договоры обслуживания. Но банки применяют и экономические методы: например, взимают повышенные комиссии, или заградительные тарифы, по операциям с высоким уровнем риска.

Заградтариф обычно в несколько раз превышает стандартные комиссии и призван сделать потенциально подозрительную операцию невыгодной для клиента.

Осенью 2019 года практика использования заградтарифов вызвала недовольство Федеральной антимонопольной службы. Глава ФАС Игорь Артемьев заявлял, что кредитные организации «прикрываются антиотмывочными рекомендациями ЦБ».

В Банке России тоже указывали на недопустимость взимания повышенных комиссий по операциям с низким риском, но экономические меры противодействия отмыванию и обналичиванию в ЦБ скорее поддерживали. В январе 2020 года депутат Госдумы Владислав Резник внес законопроект о запрете заградтарифов.

Хотя документ вызвал негативную реакцию банков, он был принят в первом чтении в конце прошлого года с условием доработки. Второе чтение проекта до сих пор не состоялось.

Высокий тариф пытается оспорить в суде томская компания «Экойл», с которой Всероссийский банк развития регионов (ВБРР) взял комиссию в 9% за перевод 1,91 млн руб. в адрес двух физических лиц, у которых компания занимала деньги по пяти договорам.

В конце 2020 года Арбитражный суд Новосибирской области отказал «Экойлу» в иске против банка, затем две инстанции арбитражных судов оставили это решение без изменений. Они указывали, что банк вправе установить заградительные комиссии по спорным операциям.

ВБРР установил такую комиссию, ссылаясь на «антиотмывочный» 115-ФЗ: банк взимает 9% за переводы физлицам в другие банки на сумму более 600 тыс. руб., если такой перевод совершается за один раз или дробится на несколько транзакций в течение пяти дней.

Практика по вопросу заградительных тарифов очень неоднозначна, именно поэтому за решением ВС по делу «Экойла» следил весь банковский сектор, сказал РБК партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру» Владимир Ефремов. «ВС имел возможность расставить все точки над i, но по факту только усугубил ситуацию», — считает эксперт.

Вс рф поправил суды в деле об увеличении ставки по кредиту при замене страховщика

Лукавый процент. Верховный суд РФ защитил вкладчика в его споре с банком Firestock

Верховный суд РФ рассмотрел потребительский иск клиента банка, которому в одностороннем порядке увеличили процентную ставку по кредиту после смены страховщика. 

Как следует из материалов дела, в апреле 2019 года житель Башкортостана Александр Вагапов (фамилия изменена — L.R) оформил кредит в ПАО «Банк Уралсиб». Обычная ставка составляла 17,9% годовых, но при страховании жизни и здоровья она снижалась до 11,9%. Вагапов сначала заключил договор в СК «Уралсиб Страхование».

Однако через несколько дней отказался от услуг этого страховщика в пользу ПАО СК «Росгосстрах» из-за более выгодных условий. В банк заемщик направил копию новой страховки. В ответ кредитное учреждение увеличило размер процентной ставки. Тогда Вагапов обратился с иском в Стерлитамакский городской суд.

Он потребовал произвести перерасчет платежей по кредитному договору, взыскать переплату по процентам и компенсировать моральный вред.

Суд первой инстанции исходил из того, что увеличение процентной ставки по кредитному договору произведено банком в рамках достигнутого между сторонами соглашения по условиям кредитования и связано с неисполнением истцом обязанности по страхованию жизни и здоровья. В удовлетворении требований было отказано. Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение в силе. Но ВС с ними не согласился.

ВС напомнил, что общие условия договора потребительского кредита не должны содержать обязанность заемщика заключить другие договоры. Иные требования могут быть прописаны в индивидуальных условиях (это как раз может быть заключение иных договоров, требуемых для выдачи займа). 

«Если общие условия договора потребительского кредита (займа) противоречат индивидуальным условиям договора потребительского кредита (займа), применяются индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа)», — отметила судебная коллегия по гражданским делам ВС.

В соответствии с законом банк обязан предоставить клиенту кредит на тех же условиях, даже если тот самостоятельно застраховал свою жизнь у компании. Страховщик должен соответствовать установленным кредитором условиям. 

Как установил ВС, Вагапов исполнил обязанность по страхованию жизни и здоровья. Однако нижестоящие инстанции не проверили, предусматривает ли кредитный договор в течение периода своего действия возможность замены страховой компании. 

В ВС подчеркнули, что закон о потребительском кредите предусматривает возможность санкций против должника, не предоставившего договор страхования.

Но они могут быть введены только по истечении 30 дней с момента заключения договора.

При этом такой санкцией является не увеличение процентной ставки, а возможность требования досрочного расторжения договора потребительского кредита и возврата всей оставшейся суммы с процентами. 

«При таких обстоятельствах обжалуемые решение суда, апелляционное определение и постановление кассационного суда общей юрисдикции не отвечают признакам законности и обоснованности, поскольку постановлены без полного и всестороннего исследования обстоятельств, имеющих значение для правильного решения спора, что привело к вынесению неправосудных судебных актов», — резюмировал ВС.

Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Лукавый процент. Верховный суд РФ защитил вкладчика в его споре с банком

Исключительно полезное толкование норм закона сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда изучила жалобу клиента крупного банка на нежелание местных судов разбираться в его споре с кредитно-финансовым учреждением.

Суть спора в следующем. Житель Уфы клюнул на привлекательную рекламу банковских услуг и принес в финансовое учреждение свои сбережения. Гражданин положил деньги на банковский вклад с красивым и многообещающим названием.

Банк обещал по этому вкладу не очень большой процент, но это все равно лучше, чем держать деньги под матрасом, решил новоиспеченный клиент банка.

А дальше было самое интересное — прошел месяц, и вкладчик увидел, что процент по вкладу начислен, но он намного меньше, чем ему обещали, когда он подписывал договор. Внятного объяснения, почему на бумаге значится один процент, а в реальности ему начислили меньше, вкладчик так и не получил.

Тогда гражданин отправился в Кировский районный суд Уфы с иском к банку. В обоснование своих требований гражданин написал, что он заключил с финансовым учреждением договор банковского вклада, который предусматривал фиксированную процентную ставку.

Но по прошествии времени гражданин увидел, что по его вкладу был начислен доход в размере меньшем, чем было установлено в договоре. Вкладчик возмутился и решил обратиться в суд за защитой своих интересов.

Но в районном суде нашему заявителю не повезло — там его иск просто оставили без рассмотрения. Гражданин опротестовал это решение. Но судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан заявила, что решение нижестоящих коллег абсолютно правильное.

Пришлось вкладчику дойти до Верховного суда страны и попросить отменить все предыдущие решения местных судов.

В Верховном суде РФ проверили материалы этого гражданского дела, изучили его, обсудили доводы гражданина и заявили, что «находят жалобу подлежащей удовлетворению».

Вот какие ошибки своих коллег увидела в этом деле Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. Оставляя иск гражданина без рассмотрения, местные суды руководствовались 222-й статьей Гражданского процессуального кодекса РФ.

В переводе на общегражданский язык — обиженный вкладчик, по мнению местных судей, не соблюдал при подаче иска досудебный порядок урегулирования спора. Про этот порядок досудебного урегулирования возникающих у вкладчика вопросов все расписано в двух пунктах «Договора банковских вкладов и банковских счетов, открываемых физическими лицами». Такую бумагу подписал в этом самом банке наш герой.

Досудебный порядок урегулирования спора и подача претензии — это право потребителя, но не обязанность

К слову, подобные стандартные договоры подписывают практически все клиенты наших банков. Так вот, в этом договоре написано, что все спорные вопросы стороны решают «путем переговоров с соблюдением претензионного порядка урегулирования споров».

Письменный отзыв на претензию должен представляться в течение 30 дней со дня ее отправления. Если же стороны не договорились, то дальше спор идет в суде «по месту нахождения банка или его филиала».

Наш герой никакой письменной претензии в банк не отправлял. Он сразу обратился в суд. И, основываясь на пунктах этого договора, суд гражданину отказал.

Местная апелляция с отказом коллег согласилась целиком и полностью. Но не согласился Верховный суд РФ. Свои разъяснения Верховный суд РФ начал с Гражданского кодекса РФ. В нем в статье 422-й все сказано про договор и чему он должен соответствовать.

В первую очередь договор должен соответствовать «обязательным для сторон правилам, установленным законом». Такой закон есть. Это Закон «О защите прав потребителей».

И для нашей ситуации, судя по разъяснениям Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, он — главный.

А теперь самое важное, на что надо обратить внимание. В этом законе, подчеркнул Верховный суд РФ, не предусмотрен обязательный претензионный порядок рассмотрения споров между потребителем и исполнителем услуг. Более того, договорное условие об этом «должно рассматриваться как ограничивающее право потребителя на доступ к правосудию», — подчеркнул Верховный суд РФ.

Читайте также:  Можно ли и как расторгунуть договор страхования жизни по кредиту?

Из всего сказанного Верховный суд РФ делает следующий вывод.

Поскольку такой запрет установлен законом не только для защиты прав конкретного потребителя, но также «в целях защиты публичных интересов», условия договора, на которые сослался райсуд, говоря, что сначала надо писать претензию и заниматься переговорами с сотрудниками банка, тратить массу времени и лишь потом можно дойти до суда, являются ничтожными.

Подобное разъяснение должно порадовать многих клиентов наших банков, которые уверены, что сначала надо тратить время, нервы и свои средства в попытках договориться с банком, и лишь потом попытаться судиться. Вот то положение, озвученное Верховным судом РФ, на которое должен ссылаться и которым должен пользоваться гражданин в аналогичной ситуации.

Верховный суд РФ подчеркнул — досудебный порядок урегулирования спора и, соответственно, подача досудебной претензии является правом потребителя, но никак не его обязанностью. Именно поэтому судебные решения, которые вынесли по иску нашего истца местные суды, Верховный суд назвал не отвечающими требованиям статьи 195 Гражданского кодекса.

В Законе «О защите прав потребителей» не предусмотрен обязательный претензионный порядок для споров

Наш истец написал заявление о взыскании в свою пользу судебных расходов. На это Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ напомнила про свой пленум (N 1 от 21 января 2016 года).

Верховный суд РФ указал, что гражданин, «подавший апелляционную, кассационную или надзорную жалобу, имеют право на возмещение судебных издержек, если по результатам принят итоговый судебный акт в его пользу».

  • Так что спор о честном банковском проценте по требованию Верховного суда РФ придется пересмотреть заново.
  •  Наталья Козлова
  • Российская газета — Федеральный выпуск № 48(7806)

Лукавый процент. Верховный суд РФ защитил клиента банка от незаконных поборов

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ недавно пересмотрела итоги одного очень интересного спора клиента крупного банка с финансовым учреждением.

Гражданин возмутился тем, что банк подписал с ним договор с одними условиями, а потом, за спиной у него, эти условия тихо поправил в свою пользу. Местный суд решил, что банк имел право так поступать. Клиент дошел до Верховного суда РФ, который дело изучил и заявил, что гражданин возмущался справедливо и закон на его стороне.

Банк может менять условия обслуживания счета клиента. Но — только с его согласия

Подобные ситуации, судя по судебной статистике, совсем не редкое явление. Поэтому разъяснения Верховным судом РФ положений закона, которые действуют в подобной ситуации, могут оказаться полезными многим гражданам.

Эта история началась в Волгограде. Там в районный суд пришел гражданин с иском к крупному банку. Требования в иске были такие — взыскать с банка солидную сумму, которую, по мнению истца, банк взял у него незаконно. А еще взыскать штраф и компенсировать ему моральный вред.

В суде клиент рассказал свою грустную историю. Он поверил рекламе банка и открыл в нем специальный счет с красивым названием — «Мой доход». Он предназначался для безналичных расчетов. Буквально спустя несколько месяцев на этот счет пришли деньги с трех разных счетов.

Общая сумма — 1 миллион 200 тысяч рублей. С них банк тут же удержал 120 тысяч рублей комиссии. Это сильно удивило гражданина, так как в договоре с банком было написано, что комиссии никакой не берется. Письмо в банк клиента с просьбой возвратить ему незаконно списанные деньги финансовая организация проигнорировала.

В суде гражданин рассказал, что, по его мнению, удержание комиссии является незаконным, так как эта комиссия применена по тарифам, которые начали действовать уже после того, как он подписал свой договор с банком. А его об изменении тарифа никто в известность ставить не счел нужным.

Решением райсуда требования истца были удовлетворены.

Суд обязал банк вернуть клиенту удержанные с него 120 тысяч рублей, плюс шесть тысяч рублей за пользование чужими деньгами, моральный ущерб суд сократил до двух тысяч рублей и присудил штраф в 60 тысяч рублей за нежелание финансистов добровольно исполнять просьбу клиента.

Обиженный банк опротестовал такое решение в судебной коллегии Волгоградского областного суда. Там к банкирам отнеслись с уважением — решение отменили и в иске гражданину отказали целиком. Пришлось ему обращаться в Верховный суд РФ. Там спор изучили и сказали, что «жалоба подлежит удовлетворению».

Вот как выглядит спор в разъяснениях Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ.

Из материалов дела видно, что гражданин заключил так называемый «договор банковского счета физического лица». Через несколько месяцев тремя переводами на этот счет пришли деньги. Общая сумма — миллион двести тысяч рублей. С нее банк тут же удержал комиссию — 120 тысяч рублей. Клиент написал письмо в банк с просьбой вернуть ему эти деньги.

Как записано в деле, «требование ответчиком исполнено не было». Дзержинский райсуд установил, что, когда человек подписывал договор с банком, его ознакомили с условиями договора, которые красовались на сайте банка. Важный нюанс — на момент заключения договора операции по банковскому продукту под названием «Мой доход» не были платными.

Именно с такими услугами и тарифами был ознакомлен новый клиент банка.

Из материалов дела видно, что банк по «Моему доходу» тарифы поменял. Стало так: при безналичном зачислении денег на сумму больше 600 тысяч рублей берется комиссия — проценты от суммы. Вот на основании этих изменений со счета гражданина и списали деньги.

Верховный суд подчеркнул — списание комиссии было произведено ответчиком без согласия и распоряжения владельца счета.

Суд первой инстанции сказал, что банк в одностороннем порядке изменил условия заключенного с истцом договора, не известив об этом клиента, «что привело к возникновению у него убытков в виде незаконно удержанной комиссии».

По мнению областного суда , банк имел право брать комиссию . По словам областных судей, клиент банка вообще «пытался уклониться от соблюдения процедур обязательного контроля». То есть должен был объяснять, откуда пришли деньги и какие.

Он этого не сделал, а возмутился комиссией. Судьи имели в виду Закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем…».

В областном решении сказано, что «при выявлении обстоятельств, дающих основания полагать, что осуществление платежей несет репутационный риск для банка». С такими выводами и не согласился Верховный суд РФ.

Он начал разъяснения с Гражданского кодекса РФ. В нем есть статья 851-я, в которой говорится, что клиент оплачивает услуги банка по совершению операций с деньгами на его счете. Затем Верховный суд перешел к Закону «О банках и банковской деятельности». Там сказано, что отношения между банками и их клиентами «осуществляются на основе договоров».

В договоре должны быть указаны процентные ставки , стоимость банковских услуг . Статья 29 «банковского» закона прямо предусматривает, что комиссионное вознаграждение по операциям устанавливается кредитной организацией по соглашению с клиентом. Про такие договоры есть специальная статья в Гражданском кодексе. Ее номер 310.

В этой статье сказано, что одностороннее изменение условий обязательства не допускается.

Верховный суд РФ делает вывод: закон не содержит запрета банкам изменять условия обслуживания и устанавливать «иные размеры» комиссий. Но совсем другая ситуация, если речь идет о случаях с клиентами — физическими лицами.

Тут до оказания услуги должно быть достигнуто соглашение о возможности изменения договора банковского обслуживания в форме, «которая позволяет однозначно установить согласие потребителя на обслуживание на этих условиях и добровольный выбор им объема оказанных услуг».

В нашем случае на момент заключения договора с гражданином операции по зачислению денег в безналичном порядке по «Моему доходу» не были платными.

При таких условиях, подчеркнул Верховный суд, его областным коллегам надо было руководствоваться теми условиями обслуживания счета, которые были установлены и заключены гражданином в его договоре и содержались в правилах банка, которые существовали на момент заключения этого договора. Отреагировал суд и на упомянутый облсудом закон об отмывании денег.

Верховный суд сказал, что областные судьи не учли — в этом законе нет нормы, позволяющей кредитным организациям в качестве мер противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение.

  • Верховный суд отменил решение апелляции и велел ей пересмотреть дело еще раз с учетом его разъяснений.
  • Наталья Козлова
  • Российская газета — Столичный выпуск № 107(7865)