Право

КС решит, можно ли отбирать квартиру у добросовестных покупателей

КС решит, можно ли отбирать квартиру у добросовестных покупателей
kryzhov / Shutterstock.com

По общему правилу, если добросовестный приобретатель купил имущество у лица, которое не имело права его отчуждать, то собственник вправе истребовать это имущество только в тех случаях, когда оно утеряно собственником или лицом, которому оно было передано собственником во владение, либо было похищено у них, либо выбыло из владения иным путем помимо их воли (п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса). Правовое значение понятия «добросовестный приобретатель» раскрыты Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 21 апреля 2003 г. № 6-П, в совместном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/ 22. Вместе с тем положения п. 1 ст. 302 ГК РФ получили новую оценку КС РФ в связи с обращением гражданина, который стал собственником выморочного имущества в силу ненадлежащего исполнения своих обязанностей органами власти (Постановление КС РФ от 22 июня 2017 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Д.». Рассмотрим этот судебный акт подробнее. 

Суть дела

Первоначальным собственником спорной квартиры являлся гражданин С., умерший в 1994 году и на момент смерти не имевший наследников ни по закону, ни по завещанию.

Принадлежавшая ему квартира, как выморочное имущество, должна была перейти в собственность города Москвы (п. 2 ст. 1151 ГК РФ).

Тем не менее каких-либо юридических и фактических действий в отношении указанной квартиры Департаментом городского имущества г. Москвы не было произведено.

Между тем в 2007 году нотариусом г. Москвы Р. на имя гражданки С., на основании поддельных документов, было выдано свидетельство о праве на наследство, зарегистрированное в Управлении Росреестра по Москве, и спорная квартира таким образом была оформлена в ее собственность.

Спустя месяц гражданка С. заключила с гражданкой С. А. договор купли-продажи квартиры, а та в свою очередь перепродала квартиру гражданке З. В апреле 2008 года З. заключает с гражданином Д.

договор купли-продажи, по условиям которого спорная квартира перешла уже в собственность последнего.

Сохраняется ли право пользования жилым помещением, признанным выморочным имуществом, за зарегистрированными в нем по месту жительства иными гражданами, не являющиеся наследниками? Узнайте из материала «Наследование» в «Домашней правовой энциклопедии» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ

Однако то, что квартира передана гражданке С. мошенническим путем выяснилось только в 2013 году в ходе расследования уголовного дела. Как установил суд, граждане Т., Ф., А.

, действуя совместно и согласованно в группе с другими лицами, решили путем обмана приобрести право собственности на эту квартиру.

Так, в целях незаконного завладения спорной жилплощадью они воспользовались поддельными паспортами на имя других лиц, представили их и ряд документов на госрегистрацию, нашли покупателя квартиры и склонили третье лицо на возмездной основе оказать помощь в проведении сделки с квартирой.

Таким образом, приговором Московского городского суда от 10 июня 2013 г. № 1-5/13 они признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ (мошенничество). Потерпевшим по этому уголовному делу был признан Департамент городского имущества г. Москвы (далее – Департамент, истец).

Департамент, узнав о факте выбытия спорной квартиры из владения города, подал против последнего покупателя в цепочке договоров купли-продажи Д. (далее – ответчик) исковое заявление с требованием выселить его и передать квартиру в собственность г. Москвы.

Никулинский районный суд города Москвы удовлетворил требования истца, признав, что спорная квартира, будучи выморочным имуществом, выбыла из владения города помимо воли органов власти.

Кроме того, являясь собственником квартиры, город от права собственности не отказывался, спорную квартиру не отчуждал, в собственность граждан не передавал.

Таким образом, суд первой инстанции принял решение, что Департамент вправе истребовать имущество от последнего покупателя.

Ответчик с этим решением не согласился. Он считает, что в сложившейся ситуации является добросовестным приобретателем, так как при совершении сделки не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества.

Суд апелляционной инстанции также позицию ответчика не поддержал (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 декабря 2015 г. № 33-44622/15). По его мнению, Д.

не представил достаточных доказательств, подтверждающих свои доводы о том, что он является добросовестным приобретателем, поскольку не доказал принятие всех разумных мер для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества.

Так, суд отметил, что из договора купли-продажи усматривается, что квартира приобретена по заниженной цене, отличной от ее рыночной стоимости. Кроме того, за период с июня 2007 года по апрель 2008 года, то есть в течение 10 месяцев, в отношении спорной квартиры было совершено три сделки.

Таким образом, суд посчитал, что гражданином Д. не была проявлена необходимая заботливость и осмотрительность, которая требовалась при заключении договора купли-продажи.

В июне 2016 года решения судов по делу гражданина Д. безуспешно пыталась оспорить Генеральная прокуратура РФ, которая обращалась в ВС РФ с кассационным представлением о пересмотре дела.

Вместе с тем ответчик, не согласившись с решением суда, подал жалобу в Конституционный суд РФ о проверке конституционности положения п. 1 ст. 302 ГК Российской Федерации в части истребования имущества от добросовестного приобретателя. По его мнению, п. 1 ст.

302 ГК РФ не соответствует ст. 1, 2, ч. 1 ст. 17, ст. 18, ч. 1 ст. 19, ст. 35, ч. 1 ст. 40, ч. 1 ст. 46 и ст.

55 Конституции РФ, так как позволяет правоприменителям произвольно толковать понятие «добросовестный приобретатель» и, соответственно, изымать у граждан – последних приобретателей по искам публично-правовых образований выморочное недвижимое имущество.

И это возможно несмотря на то, что право собственности и законность всех предшествовавших приобретению этого права сделок признавались государством в рамках государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. 

Мнения экспертов

КС РФ рассмотрел дело с участием гражданина Д., его адвоката и представителей заинтересованных органов государственной власти. Рассмотрим позиции участников процесса.

Так, первый заместитель председателя совета Исследовательского центра частного права имени С. С. Алексеева при Президенте РФ, к. ю. н.

Андрей Егоров в своем заключении по запросу судьи КС РФ отметил, что, как следует из материалов дела, город Москва как собственник на протяжении почти 20 лет не интересовался судьбой перешедшего в его собственность выморочного имущества, не осуществлял регистрационных действий в отношении принадлежащих ему прав, не нес бремя содержания принадлежащего имущества (ст. 210 ГК РФ), и не осуществлял иных собственнических правомочий. Таким образом, поскольку город Москва не вел себя как хозяин, по мнению эксперта, за все наступившие негативные последствия, происшедшие в результате виновных действий (бездействия) самих государственных органов, не может и не должно отвечать третье лицо, проявившее должную осмотрительность, добросовестно полагавшееся на достоверность государственного реестра и, по вине государственных органов, не осведомленное о выморочном статуса имущества.

Основной довод представителя Д., адвоката, к. ю. н. Дмитрия Степанова также заключался в констатации неответственного поведения государства. «Гражданин вправе считать, что если государством создана система призвания к наследству, выдачи соответствующего документа, то государство так или иначе несет ответственность за эту систему.

Если орган власти выдает некий документ (например, документ о праве собственности, подтверждающий действия предыдущего собственника, продающего квартиру заявителю), то, наверное, гражданин имеет право полагать, что государство провело некую проверку соблюдения закона при регистрации предшествующих сделок с недвижимым имуществом.

Неответственное поведение государства недопустимо в принципе», – считает представитель истца.

Аналогичной позиции придерживается и полномочный представитель Генерального прокурора РФ в Конституционном суде РФ Татьяна Васильева.

В данном вопросе она обратила внимание на позицию ЕСПЧ, согласно которой ответственным за регистрацию, социальный наем и приватизацию имущества является государство, обязанное контролировать соблюдение всех необходимых для этого условий.

«Ввиду наличия регулятивных органов покупатель квартиры не должен оценивать риск прекращения права собственности в связи с недостатками, которые должны были быть устранены в рамках процедур, специально введенных в этих целях. Упущение властей не может оправдать последующие санкции против добросовестного приобретателя данного имущества.

Ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно в отсутствие иных конфликтующих интересов. Иными словами, риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованных лиц (постановление ЕСПЧ по жалобе № 7097/10 «Гладышева против Российской Федерации»)», – считает Васильева.

В то же время она отметила, что установленная в п. 1 ст. 302 ГК РФ возможность изъятия имущества у добросовестного приобретателя не ограничивает его право на возмещение убытков лицом, действия которого и повлекли нарушения этих прав.

Полномочный представитель Государственной Думы в КС РФ Татьяна Касаева также считает, что спорные нормы гражданского законодательства соответствуют Конституции РФ и не запрещают гражданам обжаловать действия госорганов.

«Обязательность государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее возможность передачи споров по поводу недвижимого имущества и зарегистрированных прав на него, на разрешение судов», – сказала она в суде.

О необходимости приобретателям недвижимого имущества быть более внимательными и осмотрительными напомнила советник Министра юстиции Российской Федерации Мария Мельникова.

По мнению Минюста России, каждый гражданин помимо выписки из ЕГРП и выписки из домовой книги должен проверить все предыдущие документы о приобретении этого имущества, опросить соседей о проживании в этом помещении собственников, записанных в ЕГРП, знать все когда-либо опубликованные сведения об этом имуществе.

Однако, по мнению полномочного представителя Совета Федерации в КС РФ Михаила Клишаса, возложенный на конечного приобретателя риск незаконного выбытия из государственной собственности имущества усиливает нестабильность гражданского оборота. «Такой подход может свидетельствовать о допущении нарушения прав гражданина», – считает эксперт.

Читайте также:  Больничный во время отпуска: продление, оплата, перенос в 2023 году

Полномочный представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов, помимо всего уже упомянутого выше, также отметил факт нарушения сроков исковой давности Департаментом при заявлении иска о выселении гражданина Д.

«С момента открытия наследства до совершения мошенничества и выдачи нотариусом свидетельства о праве на наследство по поддельным документам и последующего отчуждения квартиры прошло порядка 14 лет, в течение которых мэрией Москвы не совершено никаких действий по выявлению и обращению имущества в собственность субъекта Российской Федерации. Таким образом, есть ли основания для предъявления виндикационного иска у Департамента? Даже десятилетний срок давности, который сегодня фактически является пресекательным в соответствии с ГК РФ, истек. На каком основании тогда судебная система считает допустимым защищать интерес публично-правового образования на право, которое им не зафиксировано?», – рассуждал Кротов. 

Решение КС РФ

КС РФ, в свою очередь, признал, что государство в лице уполномоченных законом органов при осуществлении процедуры государственной регистрации прав на недвижимое имущество подтверждает тем самым законность совершения сделки по отчуждению объекта недвижимости (Постановление КС РФ от 22 июня 2017 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Д.»).

Он также подчеркнул, что проверка соблюдения закона при совершении предшествующих сделок с недвижимым имуществом со стороны приобретателя этого имущества в отличие от государства существенно затруднена или невозможна.

Тем более в неравных условиях находятся публично-правовое образование как собственник жилого помещения, являющегося выморочным имуществом, и его добросовестный приобретатель, возможности которых по выявлению противоправных действий, приведших к тому, что жилое помещение выбывает из владения собственника помимо его воли, далеко не одинаковы, отмечается в судебном акте.

Кроме того, суд ссылаясь на решение ЕСПЧ, отметил, что при наличии широкого перечня контрольно-разрешительных органов и большого числа совершенных регистрационных действий с объектом недвижимости никакой сторонний покупатель квартиры не должен брать на себя риск лишения права владения в связи с недостатками, которые должны были быть устранены посредством специально разработанных процедур самим государством (постановление от 6 декабря 2011 года по делу «Гладышева против России»).

Таким образом, КС РФ признал положение п. 1 ст. 302 ГК РФ не соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой оно допускает истребование жилого помещения, являвшегося выморочным имуществом, от его добросовестного приобретателя.

Однако иск публично-правового образования не будет удовлетворен только в том случае, если добросовестный приобретатель полагался при покупке жилья на данные ЕГРН и в установленном законом порядке зарегистрировал право собственности.

А публично-правовое образование при этом не предприняло своевременных мер по установлению выморочного имущества и надлежащему оформлению своего права собственности на него.

КС РФ постановил, что правоприменительные решения по делу гражданина Д., вынесенные на основании п. 1 ст. 302 ГК РФ, подлежат пересмотру. Добавим, что суд не предписал законодателям внести изменения в спорные нормы.

Кс уточнит нормы изъятия недвижимости у добросовестных приобретателей :: жилье :: рбк недвижимость

Суд проверит конституционность п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации «Истребование имущества от добросовестного приобретателя» на примере случая об изъятии половины квартиры

КС решит, можно ли отбирать квартиру у добросовестных покупателей

Юрий Машков/ТАСС

Конституционный суд Российской Федерации 22 июня проведет открытое заседание, на котором изучит нормы, позволяющие суду истребовать недвижимость у добросовестного приобретателя — человека, купившего недвижимость, в истории которой есть нарушения прав предыдущих собственников, о чем не было известно на момент сделки. Нормы будут рассматриваться на примере случая одного из жителей Ангарска, сообщает пресс-служба КС.

В 2015 году мужчина приобрел квартиру в Ангарске, не зная о том, что предыдущий владелец купил ее у человека, который в свою очередь не получил согласия на сделку от своей супруги — той принадлежала половина недвижимости.

На момент сделки продавец разводился с женой, которая в дальнейшем добилась в суде раздела совместно нажитого в период брака имущества и признания сделки по продаже квартиры недействительной.

В результате суд обязал нового собственника вернуть прежней владелице ее долю в размере половины квартиры.

«Доводы заявителя о том, что он является добросовестным приобретателем, а срок исковой давности (три года с момента внесения в реестр недвижимости данных о смене собственника. — Ред.) истек, были отклонены.

При этом заявитель утверждает, что в результате применения оспариваемого законоположения он лишен доли в единственном своем жилье.

А сама сделка купли-продажи не признана судами недействительной», — уточнили в пресс-службе КС.

После этого гражданин обратился в Конституционный суд, подчеркивая, что не мог знать о том, что в цепочке сделок с квартирой были нарушены права супруги одного из владельцев, и упирая на то, что этот факт был «установлен на основании судебного решения значительно позднее». Действующие нормы лишают его даже компенсации, отмечает истец.

Суд проверит по заявлению мужчины конституционность п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации «Истребование имущества от добросовестного приобретателя».

На какую компенсацию может рассчитывать добросовестный приобретатель жилья

С 1 января 2020 года начали действовать новые правила выплаты денежной компенсации добросовестным покупателям за утрату жилого помещения. Механизм выплат закреплен новыми положениями Федерального закона № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости».

По новым правилам, добросовестный приобретатель, лишившийся жилья, может теперь требовать компенсацию за счет государства в тех случаях, когда суд обязал человека, по чьей вине это произошло, компенсировать убытки, но это не было сделано в течение полугода. Исключение — ситуации, в которых компенсация не была получена из-за действий самого добросовестного приобретателя.

Размер компенсации новыми правилами не устанавливается, он определяется судом на основании суммы реального ущерба либо (по требованию самого добросовестного приобретателя) в размере кадастровой стоимости жилого помещения.

Осенью 2019 года судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда России разъяснила способ защиты добросовестных покупателей жилья, рассмотрев один из споров.

Чиновники муниципалитета судились с гражданкой, оформившей на себя муниципальную квартиру умершей матери. Дочь приватизировала жилье и продала. Покупатель на сделке проверял все документы через ЕГРН, сделка была проведена нотариусом.

Чиновники поставили под сомнение законность действий гражданки, а значит, и права нового хозяина этой квартиры.

В исковом заявлении муниципалитет просил признать недействительным свидетельство о праве на наследство, забрать квартиру и выселить ее новых собственников.

После череды судов и апелляций городской суд отменил свидетельство о праве на наследство гражданки, а продажу квартиры признал незаконной.

Было принято решение вернуть квартиру в жилой фонд муниципалитета, а ее нового владельца обязали съехать.

Распространенные схемы мошенничества с жильем:

  • использование поддельных документов — доверенностей, документов о праве собственности на квартиру, паспортов;
  • недобросовестное оказание риелторских и юридических услуг;
  • введение собственников жилья в заблуждение о природе сделки и ее последствиях (например, вместо передачи недвижимости в залог мошенники пытаются оформить ее продажу; дарение недвижимого имущества, хотя даритель предполагал сохранение возможности дальнейшего проживания; псевдомикрофинансовые организации, предоставляющие «займы» под залог недвижимости и другие);
  • продажа недвижимости, находящейся в обременении, или чужого имущества; фиктивные сделки купли-продажи для обналичивания материнского капитала, жилищного сертификата, предоставляемых по различным социальным программам.

Это решение оспорил Верховный суд, указав, что оно «практически подрывает смысл существования нотариата как специального института», а также «требует от покупателя практически невозможного: проверки того, о чем у него нет никакой информации».

Рассмотрев это дело, ВС разъяснил, что чиновники муниципалитета должны были вовремя оформить выморочное имущество. Не сделав этого оперативно, они создали предпосылки к его утрате, в том числе в результате противоправных действий третьих лиц. Решения предыдущих судов были отменены, а квартира возвращена истице.

Кс разъяснил, когда нельзя истребовать имущество от добросовестного приобретателя

13.07.2021

КС решит, можно ли отбирать квартиру у добросовестных покупателейКонституционный суд РФ. Moscow Live

Конституционный суд РФ огласил постановление по делу о проверке на соответствие Основному закону страны нормы Гражданского кодекса РФ об истребовании имущества от добросовестного приобретателя. Заявитель проиграл виндикационный иск, связанный с покупкой находящейся в совместной собственности бывших супругов квартиры.

Согласно судебным материалам, Владимир Гуков почти двадцать лет являлся титульным собственником квартиры в Ангарске. В августе 2015 года, через два месяца после развода, он без согласования с экс-супругой продал жилище своему родственнику. Спустя год у квартиры опять сменился владелец.

По договору купли-продажи им стал Евгений Мокеев. В 2018 году бывшая супруга Гукова в суде добилась раздела совместно нажитого имущества и признания сделки по продаже квартиры ее бывшим мужем недействительной. Женщина дождалась, пока решение вступит в законную силу, и подала уже к Мокееву виндикационный иск.

В 2019 году суд пошел ей навстречу и истребовал у Мокеева ½ долю спорной квартиры, а также исключил из ЕГРН запись о нем как о собственнике жилья. Доводы ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, а трехлетний срок исковой давности истек, были отклонены.

Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение в силе.

В своей жалобе в КС Мокеев указал, что лишился ½ доли единственного жилья в результате применения судами п. 1 ст. 302 ГК РФ. При этом сделка купли-продажи между ним и родственником Гукова не признана недействительной.

Читайте также:  Адвокат по наследственным делам

  По мнению заявителя, данное правовое регулирование не гарантирует защиту прав собственности тем, кто действовал осмотрительно и разумно при заключении договора купли-продажи и не мог знать об отсутствии полномочия на распоряжение жилым помещением, поскольку это будет установлено на основании судебного решения значительно позднее, и, кроме того, лишает его даже компенсации. Мокеев указал, что оспариваемая норма на практике становится основанием для истребования от законного титульного владельца (добросовестного приобретателя) доли жилого помещения, находящегося у него на праве собственности, и потому противоречит Конституции РФ.

Позиция КС (в изложении пресс-службы суда) свелась к следующему.

Имущество признается совместной собственностью супругов независимо от того, на чье имя из них оно приобретено, — сведения в ЕГРН могут не содержать информации об общей совместной собственности.

Таким образом, факт внесения в этот реестр записи с указанием одного из супругов не отменяет законного режима имущества, и оба супруга являются его собственниками.  

Разумное и осмотрительное поведение добросовестного приобретателя, полагающегося на сведения ЕГРН, не предполагает выяснения им судьбы этого имущества. Иное возлагало бы на покупателей недвижимости все риски, связанные с признанием недействительными сделок, совершенных третьими лицами, и тем самым подрывало бы доверие граждан к государственной регистрации недвижимости.

Вместе с тем, как указал КС, бывший супруг, сведений о котором не имеется в реестре, должен сам контролировать сохранение за собой права на имущество и позаботиться о его своевременном разделе или хотя бы о внесении указания о себе как о сособственнике в запись о регистрации права. В отсутствие же таких действий недопустимо возложение неблагоприятных последствий совершения сделки на добросовестных участников гражданского оборота. 

Обстоятельства дела могут свидетельствовать о незаинтересованности бывшего супруга судьбой своего имущества или означать, что данное лицо полагалось на осуществление правомочий бывшим супругом.

Допускается, что отчужденное спорное имущество не может считаться выбывшим из владения сособственника, не участвовавшего в сделке, помимо его воли. При этом права такого бывшего супруга могут быть защищены путем предъявления требований к другому супругу.

Но гражданин, приобретший жилое помещение у третьего лица, обладает меньшими возможностями по оценке рисков, чем бывший супруг — участник общей совместной собственности.

Таким образом, не подлежит удовлетворению иск бывшего супруга, который не принял меры по оформлению своего права собственности, но добился признания сделки о ее продаже недействительной, предъявленный к добросовестному приобретателю, полагавшемуся на данные ЕГРН и ставшему собственником законно. Иное нарушало бы баланс прав и интересов всех участников гражданского оборота, отметил КС.

  • КС пришел к выводу, что в данном истолковании оспариваемая норма не противоречит Конституции РФ и не предполагает истребования жилого помещения в делах, аналогичных рассмотренному. 
  • Кроме того, КС указал, что законодатель вправе внести изменения в правовое регулирование отношений, связанных с государственной регистрацией прав на имущество, находящееся в совместной собственности бывших супругов.
  • Дело Мокеева подлежит пересмотру.

Вс запретил забирать квартиру у добросовестного приобретателя

Если вы купили квартиру, а ее предыдущий владелец обанкротился, вам грозят проблемы. Жилье могут попытаться забрать в конкурсную массу должника, признав сделку купли-продажи недействительной. Это нормально, решили две инстанции в одном из споров, попавших на рассмотрение в Верховный суд.

Но Экономколлегия ВС разобралась в ситуации. Эксперты оценили, как покупателю уже не новой квартиры обезопасить себя при подобном сценарии. Банкротство обновило владельца жилья В 2015 году Мария Дьякова* продала Вере Иглиной* однокомнатную квартиру на юге Москвы. Покупательница заплатила за 36-метровую однушку 9,3 млн руб.

, и право собственности зарегистрировали в госреестре. Два года спустя продавец недвижимости обанкротилась. Суд начал реализацию имущества, и арбитражный управляющий попросил признать недействительным договор купли-продажи жилья, заключенный с Иглиной.

 АСГМ в 2018 году удовлетворил заявление управляющего и признал право собственности на квартиру за Дьяковой. В итоге квартиру, вернувшуюся прежней владелице, продали с торгов в декабре 2018 года — за 6,8 млн руб. жилье купил Дмитрий Решетов*. За день до подписания договора он вместе с арбитражным управляющим пришел посмотреть жилье.

Владелицы не оказалось дома, а соседи Иглиной не пустили мужчин в коридор, вызвали полицию и позвонили родственникам собственницы. Тогда управляющий составил иск о признании Иглиной утратившей право пользования квартирой.

В иске он указал, что женщина не будучи собственником фактически пользуется жильем: хранит там свои вещи и отказывается передать ключи. Вскоре, в начале 2019 года квартиру зарегистрировали на нового владельца — Решетова.

Сложности оспаривания

Иглина до последнего момента ничего не знала о ситуации. Ей не было известно ни о банкротстве бывшей хозяйки квартиры, ни о проведенном судебном заседании, его результатах и последующей продаже ее жилья Решетову. В итоге ей пришлось вести сразу три процесса в суде: оспаривать недействительность договора купли-продажи квартиры,  собственное выселение, и добиваться признания права собственности на жилье. До Верховного суда дошел последний спор. Изначально СОЮ установил, что Иглина была добросовестным покупателем, и квартира никогда не выбывала из ее собственности. Оспорить торги и признать право собственности на помещение в арбитражном суде оказалось сложнее. Изначально АСГМ признал недействительными результаты торгов, но это определение не устояло в апелляции — там заявление Иглиной признали необоснованным. Суд решил, что торги можно признать недействительными только при нарушении процедуры их проведения, а в случае с Иглиной их не было. Квартира на момент продажи новому владельцу была включена в конкурсную массу должника. Суд округа согласился с таким подходом.

Что сказал ВС

Коллегия по экономическим спорам Верховного суда, где в итоге и оказался спор, нашла у нижестоящих коллег ошибки. В определении по делу  (Дело № А40-109856/2017) ВС указал, что Иглина стала собственницей квартиры на основании действительного договора купли-продажи. Записи о восстановлении права собственности Дьяковой на квартиру недостоверны, сделал вывод ВС: управляющий не мог распоряжаться квартирой. Новый же покупатель с торгов, Решетов, должен был проявить должную осмотрительность. Стоило как минимум осмотреть недвижимость перед сделкой — уже после этой процедуры проблемы с собственностью стали бы очевидны. В сложившихся обстоятельствах его нельзя считать добросовестным приобретателем, указала коллегия по экономспорам под председательством судьи Ивана Разумова. Также ВС напомнил о специальных правилах передачи недвижимости от продавца к покупателю, включая подписание передаточного акта и регистрацию перехода права собственности, которая делается в первую очередь. Если же это передача происходит после регистрации, такое условие указывают в договоре. В случае с квартирой Иглиной в соглашении управляющий и новый покупатель этого не предусмотрели. Следовательно, акт передачи жилья новому владельцу заведомо недостоверен, указал ВС. Ведь имуществом на момент передачи владел другой человек. Коллегия сочла, что права Иглиной нарушил не факт торгов и договора с новым покупателем, а регистрация права собственности. «Она была осуществлена безосновательно и привела к тому, что юридическая судьба квартиры была решена вопреки воле собственника, оставшегося лишь фактическим владельцем», — говорится в определении. При этом, отметила коллегия, Иглина правильно обратилась в суд и выбрала нужного ответчика — правообладателя по госреестру, и подтвердила иск нужными доказательствами. Решение должно было стать основанием для корректировки записи в госреестре. При этом Экономколлегия не смогла удовлетворить требования заявительницы. Оказалось, что уже после истребования дела в ВС Решетов перепродал квартиру, зарегистрировав переход прав в госреестре. Этот новый владелец к делу не привлечен. В итоге выводы ВС свелись к тому, что право собственности нового владельца на квартиру никогда не возникало. Постановления судов апелляционной инстанции и округа полностью отменили, а определение первой инстанции отменили в части: требование о признании права собственности Иглиной на квартиру суд направил на новое рассмотрение в АС Москвы. Там суду предстоит привлечь в качестве ответчика последнего правообладателя квартиры, оценить его действия в рамках очередной сделки с имуществом уже в процессе суда и разрешить вопрос о признании права собственности Иглиной на спорное жилье.

Эксперты о рисках

К сожалению, ситуации, в которых добросовестный покупатель фактически теряет приобретённую недвижимость, встречаются все чаще и чаще, рассказывает Артем Кадников, ведущий юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры. Одним из наиболее популярных оснований для оспаривания сделок в банкротстве являются нерыночные условия сделки. Поэтому, чтобы сократить риски, в договоре надо указывать реальную цену приобретаемого имущества в договоре платить за покупку только переводом на счет продавца, советует юрист. Александра Воскресенская юрист КА Юков и Партнеры, напротив, нечасто встречается с ситуацией, подобной делу в ВС: обычно собственник привлекается с самого начала процесса, и так далеко всё не заходит. 

«Управляющие, являясь профессиональными участниками арбитражного процесса, должны проверять все документы при оспаривании сделок по купле-продаже недвижимости. Сейчас это достаточно просто и для простых физических лиц, самые основные данные находятся в открытом доступе», — Александра Воскресенская, «Юков и партнеры»

Запрос отчета из Бюро кредитных историй о продавце, который советуют делать перед покупкой недвижимости риелторы и юристы, может помочь только частично, замечает Кадников: в данных БКИ не отражаются долги перед физлицами. Помимо этого, часто в договоре купли-продажи указывают на отсутствие у продавца кредиторской задолженности — но и этот способ защиты не дает гарантии от последующего оспаривания.

  • Как проверить недвижимость перед покупкой?
  • — заказать расширенную выписку из ЕГРН на квартиру — в ней будет информация о переходе прав собственности;
  • — проверить всех правопредшественников по картотекам СОЮ и арбитражных судов; обратить внимание на иски о взыскании по кредитам, обращении взыскания на имущество;
  • — проверить правопредшественников по базам ФССП и ЕФРСБ — есть ли в отношении продавца и предыдущих собственников исполнительные производства, не находятся ли они в банкротстве.
  • Александра Воскресенская, «Юков и партнеры»
  • В будущем защитить себя от потери законно приобретённого имущества поможет добросовестное поведение участников сделки, говорит эксперт практики разрешения споров, руководитель рабочей группы Юридической компании РКТ Анастасия Шамшина: лицо, признающееся добросовестным, имеет шанс сохранить владение и титул за собой несмотря на даже успешную попытку оспорить основание приобретения имущества.
  • Приобретатель признается добросовестным, если только из обстоятельств дела не очевидно, что он знал, что у продавца нет прав на недвижимость, или не проявил разумной осмотрительности.
  • У судов нет оснований требовать от покупателя досконального погружения в изучение всей юридической судьбы приобретаемой квартиры, считает Шамшина — достаточно исполнить стандарт осмотрительности и разумности.
Читайте также:  Можно ли и как продать неприватизированную квартиру: с долгами, подводные камни, порядок оформления

Другими словами — проверить регистрацию права собственности за отчуждателем, отсутствие судебных запретов на совершение распорядительных сделок, отсутствие судебного спора о правах на имущество и другие обстоятельства.

Также надо посмотреть, владеет ли продавец фактически тем, что он продает — это особенно важно, поскольку, как и отметила Экономколлегия, предпосылкой регистрации перехода права собственности является передача владения.

«Фактическая передача имущества является частью юридического состава, требующегося для регистрации перехода права собственности.

*Имена и фамилии участников процесса изменены 

Ирина Кондратьева

Верховный суд запретил забирать жилье у добросовестного покупателя

Недавно в СМИ появилась информация о том, что Верховный суд РФ разобрал спор о квартире, купленной на вторичном рынке, и запретил забирать жилье у добросовестного приобретателя. В этом году это уже четвертый подобный случай.

Разбираемся, почему это важно, кто такие «добросовестные приобретатели» и как защитить себя от правовых рисков.

Почему решение суда о запрете забрать жилье — это важно

Текущий 2021 год — феноменальный по судебной практике по разрешению споров о квартирах, приобретенных на вторичном рынке.

Раньше при признании сделки недействительной, даже если покупатель был признан добросовестным, он мог остаться ни с чем. Суд мог применить двустороннюю реституцию: постановить продавцу вернуть квартиру, а покупателю — деньги.

Однако получить исполнительный лист — не значит вернуть деньги. И во многих случаях покупатели проблемных квартир оставались ни с чем, да еще и с долгами.

В этом году судебная практика изменилась:

  • У покупательницы через два года после покупки отняли квартиру. Две местные судебные инстанции посчитали это правильным. Но Верховный суд с ними не согласился
  • В июле 2021 года Конституционный суд РФ встал на сторону Евгения Мокеева, который купил квартиру, проданную без согласия супруга

Правовая экспертиза и добросовестные приобретатели

Самое главное, что в этих двух случаях покупателем была проведена правовая экспертиза, это и привело к таким решениям.

Ведь добросовестными по закону считаются те приобретатели, которые провели предварительную проверку недвижимости — на руках у них есть документ о правовой экспертизе.

Как защитить себя от правовых рисков

У покупателей квартир на вторичном рынке иногда возникают сложности со сделкой купли-продажи жилья, в которой сложно разобраться без помощи юриста.

Чтобы не потерять деньги при покупке жилья, закажите на Домклик юридическую проверку с сертификатом на возмещение стоимости на случай непредвиденных рисков. Юридическая проверка — это своеобразная «страховка от неприятностей».

Что вы получите при заказе юридической проверки

  • Правовое заключение. Проверим юридическую историю жилья и расскажем, как обезопасить сделку
  • Консультацию юристов онлайн. Специалисты ответят на ваши вопросы о сделке в чате и разберут правовое заключение
  • Сертификат на возмещение стоимости жилья. Поможем получить кадастровую стоимость жилья до 10 млн рублей в случае его утраты

Заказать юридическую проверку

Государство попыталось отнять квартиру у законного добросовестного покупателя

Источник: Постановление КС № 16-П от 22.06.17
????????????????????????????????‍????‍????????????????????✅

Один человек в 2008 году купил квартиру в Москве. Он всё сделал честно и по закону: оформил сделку через Росреестр, заплатил почти семь миллионов рублей и получил свидетельство. В этой квартире жила его семья.

Прошли годы, и тут появляется департамент имущества с претензиями: отдавайте квартиру, она государственная. Оказывается, квартира должна была перейти городу после умершего собственника еще 20 лет назад. Тогда документы не оформили, но теперь хотят всё исправить. Начались суды.

Судов было много, и почти все инстанции были единогласны: квартиру придется отдать государству. Сначала так сказал городской суд. Потом подтвердила апелляция. Собственник пытался оспорить эти решения в кассационной инстанции и Верховном суде, но не вышло. Вмешалась даже Генпрокуратура, но тоже не помогло — всё указывало на то, что квартиру придется вернуть.

В этой истории так и произошло. Законный собственник умер, наследников не было, и квартира должна была отойти государству — это выморочное имущество. После смерти старого собственника новым автоматически стал город. Теперь любые действия с квартирой должны совершаться с согласия города.

Город не оформил недвижимость на себя, зато оформили мошенники. Они подделали документы и получили у нотариуса свидетельство о праве на наследство. Дальше дело техники: квартиру продали. А потом еще и еще.

Когда государство опомнилось, в квартире жила семья, которая честно ее купила. Но так как сделка прошла якобы без ведома города, жилье решили забрать через суд по закону и без компенсации.

Сначала Конституционный суд на нескольких страницах рассуждает о том, когда покупателя считать добросовестным приобретателем. Вот что важно для любых сделок с недвижимостью и можно адаптировать для любых покупок:

  • в ЕГРП зарегистрировано право собственности за тем, кто продает квартиру;
  • нет данных о судебных спорах по поводу этой недвижимости;
  • нет явных причин сомневаться в недействительности сделки;
  • покупатель осмотрел помещение и проверил документы;
  • цена адекватная и не вызывает подозрений.

Если всё так, покупателя могут признать добросовестным, но это не помешает отнять у него квартиру, если найдутся основания.

С государственным имуществом особый случай. По закону администрация должна была оформить эту квартиру и содержать ее, но почему-то за 20 лет этого не сделала и дала фору мошенникам. Значит, государство само виновато, что не обеспечило сохранность своего имущества, а честный покупатель не должен отвечать за бездействие чиновников. Так сказал Конституционный суд.

Собственник не должен отвечать за ошибки госорганов

Теперь дело будут пересматривать.

У добросовестного собственника могут забрать квартиру, машину и что угодно еще, но только при условиях, которые описаны в законе. Конституционный суд запретил забирать недвижимость, только если:

  • она должна была перейти государству;
  • государство могло проверить сделки;
  • нет фактов, что покупатель недобросовестный.

Хотя в СМИ об этом деле пишут, как будто суд запретил изымать имущество у всех добросовестных покупателей, это не так. Запрет коснулся только претензий государства и в редких случаях.

Сроки исковой давности не отменили. Для обычных людей и обычного имущества подать иск о возврате имущества можно в течение трех лет.

Но с выморочным имуществом, у которого нет наследников, особый случай. Оно автоматически переходит государству со дня открытия наследства. При этом государству не нужно совершать никаких действий. Срок давности не пропущен: квартира отошла государству в 1994 году.

И это нужно учитывать всем, кто имеет дело с унаследованным кем-то имуществом или покупает квартиру на вторичном рынке. Нужно проверять, что наследники законные. Кстати, в этой истории свидетельство о наследстве было как положено заверено нотариусом. А в итоге оказалось поддельное. Никому нельзя верить.

По умолчанию не выплатят. Обманутый собственник имеет право потребовать назад свое имущество, но никаких денег взамен выплачивать не обязан. Их можно потребовать только с тех, кому вы эти деньги заплатили, и в рамках другого дела.

Есть правило, когда стороны обязаны вернуть всё полученное по договору. Так бывает, например, когда сделку признают недействительной. Но здесь не тот случай. Обманутый собственник не заключал никакой сделки и ничего возвращать не будет, а вот имущество заберет.

Важно знать всем.

Внезапно может оказаться, что пять покупателей назад кто-то оказался мошенником, а квартира, за которую вы заплатили полную стоимость, на самом деле принадлежит кому-то другому.

И хорошо, если государству: есть шанс использовать аргументы Конституционного суда. А вот если объявится физлицо и докажет, что его квартиру продали незаконно, квартиру могут отнять.

Нет, это касается любого имущества. Можно купить машину, а потом выяснится, что ее угнали, и тогда ее заберет законный владелец. Или купить Айфон и узнать, что продавец нашел его на улице и продал, а законный владелец объявился и требует вернуть свою вещь. Судиться за компенсацию потом придется с мошенниками, а не с владельцем.

Это правило защищает законных собственников. Любого человека могут обмануть, подделать его документы или украсть у него дорогую вещь.

Вас тоже могут так обмануть, незаконно продать вашу квартиру или угнать машину. И тогда вы сможете законно получить назад свое имущество, даже если его кто-то купил у мошенников и оформил на себя. А новому собственнику придется добиваться компенсации через суд, но не с вас.

Проверяйте документы продавца или того, кто его представляет. Сделайте это несколько раз, в том числе прямо перед подписанием договора.

Сверяйте личные данные с документами на право собственности. Нотариальную доверенность можно проверить в реестре на сайте.

Запросите в Росреестре справку о последних сделках с недвижимостью. Если за короткое время было много сделок, насторожитесь и перепроверьте.

Проверьте, что имущество не в залоге. Для движимого имущества есть специальный сервис. Данные об обременении квартиры будут в свидетельстве.

Ни под каким предлогом не соглашайтесь уменьшить сумму в договоре и расписке. Если что-то пойдет не так, вам вернут ту сумму, которая проходит по документам.

Оформите титульное страхование. Даже если объявится законный собственник, наследники или бывший супруг, есть шанс получить возмещение.

Это реальные решения высших судов, которые опубликованы на их официальных сайтах. Таких дел много. У людей реально забирали квартиры по искам госорганов. Некоторые дошли до Европейского суда по правам человека.

  • ЕСПЧ по делу «Кириллова против России»
  • ЕСПЧ по делу «Гладышева против России»
  • Обзор судебной практики ВС по искам госорганов

К сожалению, никто не может гарантировать, что завтра такое не коснется кого-то из наших читателей. Чтобы не коснулось, мы продолжим об этом рассказывать.