Право

АС Московского округа исправляет ошибки: интересные дела января

Налоговая инспекция проверила фирму по адресу и решила, что он недостоверный. Чиновники внесли пометку в ЕГРЮЛ о недостоверном адресе, через полгода опубликовали объявление о предстоящей ликвидации и спустя еще три месяца исключили фирму из ЕГРЮЛ. Это не устроило ее гендиректора, который отправился в суд обжаловать действия ИФНС.

Две инстанции ему отказали. Они сочли, что руководитель имел достаточно времени, чтобы что-то предпринять. Но директор написал жалобу в АС МО и привел такие аргументы, которые убедили кассацию отменить решения нижестоящих судов.

Генеральный директор ООО «Кофе 3» Олег Корнеев обжаловал действия налоговой, которая исключила компанию из ЕГРЮЛ после проверки адреса. Чиновники внесли в реестр сведения о его недостоверности в январе 2018 года.

В сентябре они опубликовали объявление о предстоящем исключении компании в журнале «Вестник государственной регистрации», а в декабре ликвидировали «Кофе 3». Генеральный директор с этим не согласился и в апреле 2019-го отправился в суд (дело № А40-84228/2019).

Истец утверждал, что не знал о ликвидации компании. По его мнению, чиновники нарушили порядок ликвидации: не направили юрлицу, его учредителям и директору предварительные уведомления о необходимости представить в регистрирующий орган достоверные сведения. Они нарушили предписания п. 6 ст. 11 закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Но две инстанции встали на сторону ИФНС. Они напомнили, что «Кофе 3» исключили из ЕГРЮЛ через 10 месяцев после того, как в реестре появилась запись о недостоверном адресе.

Все это время гендиректор ничего не делал, чтобы опровергнуть эту информацию. Кроме того, объявление о предстоящей ликвидации было обнародовано в журнале.

Закон дает заинтересованным лицам три месяца после публикации, чтобы направить свои возражения. Этого Корнеев также не сделал.

Иного мнения оказалась кассационная коллегия под председательством Залины Аталиковой. Она напомнила об аргументах истца: закон обязывает уведомлять о проверке и необходимости представить в регистрирующий орган достоверные сведения.

Если таких сообщений не было, то «Кофе 3» не могло узнать о том, что в его отношении вносится запись о недостоверности сведений, говорится в постановлении кассации. Там отмечается, что суды должны были проверить законность действий ответчика.

Причем бремя доказывания здесь лежит на регистрирующем органе, указала кассация и отправила дело на пересмотр в Арбитражный суд города Москвы.

Источник: Pravo.ru

Новые вопросы

Самые интересные дела АС Московского округа за январь | Новости | Линия Права

18 февраля 2019 г.НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Возможно, арбитражные суды московского региона станут благосклоннее к ходатайствам о применении арестов имущества и других обеспечительных мер.

Пока выводы делать рано, но АС Московского округа в январе 2019 года уже взял на вооружение позицию экономколлегии от декабря 2018-го. Тогда ВС помог АСВ добиться наложения ареста на имущество бывшего владельца банка.

Как разъяснения экономколлегии использует АС МО – в нашей подборке.

«Да» обеспечительным мерам

В январе 2019 года Арбитражный суд Московского округаначал активно применять позицию в защиту обеспечительных мер, которую сформулировал в конце декабря 2018 года Верховный суд в деле № А40-80460/2015 .

В нем конкурсный управляющий Ипотек Банка пытался привлечь к субсидиарной ответственности бывшего руководителя банка Дмитрия Сердюка по долгам организации в размере 471 млн руб.

Одновременно было заявлено ходатайство об аресте имущества Сердюка (без указания конкретных объектов). Управляющий представил документы, которые доказывали, что бывший руководитель противодействует работе АСВ. Но три московских арбитража отказали в обеспечительных мерах.

Заявитель не доказал обоснованность предположений, что активы могут уйти третьим лицам. Именно такой стандартной формулировкой суды объяснили свое решение.

Иного мнения оказалась экономколлегия. Основания наложить арест на имущество сами по себе носят предположительный характер, поэтому здесь нельзя требовать таких же ясных доказательств, как в обычном споре. Стандарт доказывания ниже обычного.

Нижестоящие инстанции решили, что требования управляющего основаны на предположениях.

Но они не объяснили, почему эти требования «надуманные, невероятные, лишены смысла», противоречат обычной практике, по которой контролирующие лица обычно скрывают свое имущество, указал Верховный суд.

А судебный акт с невысокой перспективой исполнения – это, по сути, фикция судебной защиты, говорится в определении ВС от 27 декабря 2018 года. Отсутствие указания на конкретное имущество тоже не мешает наложить арест, отметила экономколлегия. В итоге АСГМ поступил согласно ее указанию.

«Стандарт доказывания в ходатайстве об обеспечительных мерах невысокий, потому что основания их наложения сами по себе имеют предположительный характер», – ВС.

В январе, согласно данным Caselook, АС Московского округа применил эту позицию в делах с участием АСВ пять раз. В трех из них (№ А40-168723/2015, № А40-222631/2016, № А40-151921/2015) речь шла об аресте имущества контролирующего лица по субсидиарной ответственности.

В деле № А40-255218/2017 Лесбанк в лице АСВ оспаривал сделку своего должника-банкрота «Тандем Центра», который отказался от 10 квартир в Нижнем Новгороде в пользу ООО «Проект на набережной». Последняя компания начала регистрировать объекты на себя, чтобы передать их третьим лицам.

АСВ решило оспорить эти сделки от лица Лесбанка и вернуть квартиры должнику, а пока суд постановил: запретить «Проекту на набережной» распоряжаться объектами. Две инстанции отказали в обеспечительных мерах, но затем Верховный суд выпустил свое определение, что помогло АСВ добиться своего в кассации.

«Тройка» под председательством Елены Зеньковой направила дело на пересмотр.

Еще одно разбирательство не связано с банками и АСВ. Конкурсный управляющий ООО «Парклайн Трейд» хотел вернуть банкроту землю в Подмосковье, которую продали и раздробили на восемь частей.

Когда суд принял заявление о признании сделки недействительной, участки в очередной раз перепродали другим лицам. Поэтому управляющий решил просить обеспечительные меры – наложить запрет на регистрацию в Росреестре. Он проиграл в двух инстанциях.

Но после определения ВС по делу Ипотек Банка коллегия под председательством Любови Михайловой отправила спор по делу № А40-244523/2016 на пересмотр.

«Переломить практику»: комментарии экспертов

Позиция Верховного суда универсальна и может использоваться не только в банкротствах, говорит партнёр АБ «Эксиора» Юрий Сбитнев. Она может помочь в некоторой степени переломить «отказную» практику по обеспечительным мерам.

Пока еще прошло слишком мало времени, чтобы делать выводы, но нижестоящие суды уже начали использовать позицию ВС, утверждает Игорь Львов из КСК Групп , который ссылается не только на дела московской кассации, но и на постановление 8-го ААС по делу № А46-1468/2018.

Но в московском регионе свои особенности.

Суды в московском округе в абсолютном большинстве случаев отказывают в принятии обеспечительных мер. Ситуация хуже, чем в других регионах. Надеюсь, что определение экономколлегии изменит практику принятия (точнее, непринятия) обеспечительных мер в московских судах.

Партнер Линии Права Владислав Ганжала

Убедить суд в необходимости применить обеспечительные меры помогут доказательства. Какие именно, зависит от предмета спора и конкретной меры (арест, запрет совершать регистрационные действия и т. д.).

«К ходатайству можно приложить решения по другим спорам, в которых суд установил недобросовестное поведение ответчика, или доказательства того, что ответчик намерен ликвидироваться (например, публикация в официальном издании). В рамках спора о вещах можно доказать, что их хотят продать», — Адвокат S&K Вертикаль Иван Бабин.

Важное разъяснение экономколлегии цитирует Ганжала: «Необходимость принять обеспечительные меры может подтверждаться даже объяснениями участника дела, если они убедительны». А в обычной практике, по словам Львова, заявители могут ссылаться еще и на большой размер долга или на то, что арест не лишает права владеть и пользоваться имуществом.

Получить дубликат исполлиста

В деле № А40-124895/2015 АС Московского округа разъяснил, как считать срок на выдачу дубликата исполнительного листа, по которому прекратили производство, а потом он потерялся.

Получить копию хотело ФКУ «Дирекция Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы», которому должен был выплатить 4,5 млн руб. «Монтрейд». Решение вступило в силу в марте 2016-го, исполлист был выдан в апреле.

Производство возбудили, а потом прекратили, потому что не удалось установить место нахождения должника. По закону приставы должны были вернуть исполлист взыскателю, но он его так и не получил. 6 марта 2018 года отдел ФССП выдал ему справку, что документ «считается утраченным».

4 мая ФКУ обратилось в суд за дубликатом, но ему отказали, потому что учреждение пропустило месячный срок. Столько времени ч. 2 ст. 323 АПК дает для подачи заявления о дубликате с тех пор, как истец узнал об утрате.

Но Арбитражный суд Московского округа не согласился с таким мнением нижестоящих судов. Он напомнил, что исполлисты предъявляются к исполнению в течение трех лет со дня, когда решение вступило в законную силу (ч. 1 ст. 21 закона «Об исполнительном производстве»).

Сначала надо отсчитать этот срок, а только потом прибавить к нему месяц со дня, когда взыскателю стало известно об утрате исполлиста. Здесь решение вступило в силу в марте 2016-го, а учреждение обратилось за исполлистом в 2018-м.

С такими указаниями кассация направила дело на пересмотр в АСГМ.

В суде перепутали

В деле № А40-254882/2017 АС Московского округа оценил типичную ошибку уведомления, когда суды путают названия компаний. В январе 2018 года «Инженерная группа «Волга» получила по почте определение о принятии дела к производству, но вместо нее была указана другая компания – ООО «Техбокс».

Через неделю АСГМ принял определение об опечатке, но «Волга» его не получила. В марте 2018-го суд удовлетворил требования к ней. А в ноябре ответчик решил обжаловать это решение. Пропуск срока он объяснял тем, что суд неправильно уведомил его о процессе.

Читайте также:  Налоговые льготы для бизнеса в 2023 году

Получив определение с другой компанией, ответчик, согласно его объяснению, решил, что письмо направили по ошибке.

Судья 9-го ААС Валерий Гончаров назвал такую причину неуважительной и отказал в восстановлении срока. «Волга» получила первый судебный акт по делу, значит, дальше должна была сама следить за процессом. Кроме того, сведения размещаются в интернете, где ответчик мог узнать о ходе дела, добавила апелляция.

Но техническая ошибка суда не может негативно сказываться на участнике процесса, отметил АС Московского округа. «Конечно, ответчик мог бы отслеживать информацию по делу, по которому получил письмо в отношении другого лица, – рассудила кассация.

– Но такой процессуальной обязанности у него нет». Определение об опечатке «Волга» не получала. В деле нет и других доказательств, которые бы подтвердили ее надлежащее извещение о деле.

С такими выводами коллегия под председательством Людмилы Тутубалиной отправила дело на пересмотр в апелляцию.

 Евгения Ефименко

Источник: Право.ru

Ас московского округа исправляет ошибки: интересные дела за февраль

Нарушены ли права компании, если ее известили о составлении административного протокола за один день? На этот вопрос отвечали суды в деле № А40-153453/2019. Там Мосгосстройнадзор просил оштрафовать «Арк Строй» на 50 000 руб. за то, что компания не выполнила предписание – не устранила нарушения на стройплощадке.

Арбитражный суд Москвы  назначил штраф и решил, что чиновники соблюли процедуру привлечения к ответственности. Компанию уведомили 30 мая 2019 года факсограммой и электронным письмом.

Протокол об административном правонарушении составили 31 мая в присутствии генерального директора, изложила в своем решении судья Наталья Дейна.

Она учла, что «Арк Строй» документ не обжаловал и предписание не исполнял – в суде он не доказал, что сделал это или ему помешали объективные обстоятельства.

ДЕЛО О ПОЗДНЕМ ИЗВЕЩЕНИИ

ВОПРОС: ЕСЛИ КОМПАНИЮ ПРЕДУПРЕДИЛИ О СОСТАВЛЕНИИ ПРОТОКОЛА АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ ЗА СУТКИ — ЭТО ПОВОД ОТМЕНИТЬ НАКАЗАНИЕ?

ОТВЕТ: САМО ПО СЕБЕ — НЕТ.

Но 9-й Арбитражный апелляционный суд отменил это решение и счел, что права компании нарушаются. Ведь ее уведомили о составлении протокола всего лишь за день.

«Такое извещение формальное и не является надлежащим», — сочла коллегия под председательством Дмитрия Лепихина и объяснила эту позицию. Лицо, которое привлекают к ответственности, имеет законные гарантии – например, может дать объяснения.

За день их нельзя подготовить и воспользоваться квалифицированной помощью представителя. С такими доводами 9-й ААС отменил штраф.

Но АС Московского округа оставил в силе решение первой инстанции. По его мнению, извещение нельзя признать ненадлежащим лишь потому, что оно состоялось за день до составления протокола.

Ведь его можно отправить любым способом, который позволяет контролировать его получение.

Кроме того, кассация приняла во внимание, что генеральный директор присутствовал при составлении протокола, не отрицал факт нарушения и вину компании, не заявил замечаний на протокол. В итоге компания все-таки получила штраф.  

Компания без счета

У компании был счет в банке, но его прекратили обслуживать. Может ли это быть уважительным обстоятельством, чтобы не платить госпошлину, решали суды в деле № А40-243469/2019. В 2019 году «ИнвестПроект» подал иск к «Единой службе супервайзинга» о взыскании 9,3 млн руб. долга по договору займа.

Но не перечислил госпошлину и заявил ходатайство об отсрочке. Как объяснил истец, заплатить он не может, потому что имеет единственный счет в банке «Югра», у которого отозвали лицензию [это случилось в 2017 году, банкротом банк признали в 2018-м – «Право.ru»].

К заявлению об отсрочке истец предъявил справку об открытых счетах из ФНС.

В ЭТОМ СЮЖЕТЕ

Арбитражный суд Москвы решил, что это не извиняет истца. Тот не доказал свое материальное положение и объективную невозможность заплатить госпошлину. С этим согласилась апелляция.

Она напомнила, что истец ведет предпринимательскую деятельность и получает прибыль, поэтому должен иметь наличные деньги для расчетов с контрагентами.

Как отметил 9-й ААС, истец не доказал, что у него нет открытых счетов, или что он прекратил бизнес.

С этим не согласилась кассационная коллегия под председательством Сергея Крекотнева. Она напомнила, что имущественное положение подтверждает, в том числе, перечень расчетных или иных счетов, подтвержденный налоговым органом (п.

4 постановления Пленума ВАС от 20 марта 1997 года № 6). Такой документ истец представил – это справка из ФНС, где значится единственный счет в банке «Югра».

Поэтому нельзя сказать, что компания не подтвердила невозможность уплатить госпошлину, указала кассация, и направила дело на новое рассмотрение.

Наказание за то, что не пользуешься правом

В феврале АС Московского округа разрешил несколько дел об отзыве лицензий у управляющих компаний. Об этом просила Мосжилинспекция. Ведь компании более полугода не пользовались своими лицензиями, то есть не управляли никакими домами (согласно сведениям из реестра лицензий субъекта). Такое основание содержит п. 2 ст. 199 Жилищного кодекса.

Например, в деле № А40-49620/2019 АСГМ лишил лицензии компанию «Восток-Запад». Это решение устояло в апелляции. Но окружной суд оказался другого мнения. Он напомнил, что лишение лицензии – серьезное наказание, которое должно быть справедливым и соразмерным нарушению.

Это подтверждает и пояснительная записка к закону, где говорится, «что лицензия аннулируется при выявлении существенных нарушений в деятельности лицензиата, и в случаях, когда он мешает законной деятельности должностных лиц органов государственного жилищного надзора».

Из этого АС Московского округа сделал вывод, что лишать лицензии за отсутствие сведений о домах в течение шести месяцев можно, например, если в этом виновата компания, которая нарушила нормы права.

Нельзя наказывать фирму просто за то, что она не ведет деятельность, то есть – не пользуется правом, которое ей дает лицензия, рассудила «тройка» под председательством Виктора Кузнецова. Судьи также отметили, что такое бездействие не нарушает ничьих прав.

В итоге требования Мосжилинспекции были отклонены.

Компания без руководства

Если у компании временно нет действующего органа управления и полномочного представителя – суды должны особенно внимательно отнестись к тому, соблюдены ли ее процессуальные права.

Такой вывод можно сделать из постановления АС Московского округа по делу № А41-58271/2019. В нем банкрот «Промстрой» взыскивал с «Паркнефти» 734 млн руб. долга по договору. Но истец не смог в двух инстанциях подтвердить, что соблюдал претензионный порядок.

К заявлению он приложил только копию почтовой квитанции, но не копию претензии.

В ЭТОМ СЮЖЕТЕ

Ответчик, в свою очередь, утверждал, что претензионный порядок не соблюдался, ведь конкурсный управляющий М. Мальцев не подписал претензию. В подтверждение своих слов «Паркнефть» предъявила Арбитражному суду Москвы копию документа – подписи там и правда не было. Возразить этому никто не мог.

Дело в том, что суд отменил назначение Мальцева арбитражным управляющим «Промстроя». Получилось, что во время рассмотрения спора компания-банкрот лишилась действующего органа управления и уполномоченного представителя.

Мальцев об этом говорил и просил перенести заседание, но суд на это не отреагировал.

АСГМ в итоге решил, что претензионный порядок не соблюдался. Мальцев попытался исправить ситуацию в суде апелляционной инстанции и пришел туда на заседание. Коллегия 9-го ААС указала ему, что он не участвует в деле [ввиду отсутствия полномочий – «Право.

ru»], но все-таки выслушала. Управляющий принес ответ «Паркнефти» на претензию – в подтверждение того, что ответчик признал ее как правомерную. Но апелляция отказалась приобщать документ к материалам дела.

Ведь не было представлено доказательств, что бумагу нельзя было предъявить в первой инстанции.

Апелляция не допустила управляющего к участию в деле, но выслушала его – и таким образом поступила противоречиво, отметил АС Московского округа. Он решил, что нижестоящие инстанции не проследили, соблюдаются ли права истца.

А ведь судебная защита гарантируется исходя из предположения, что права принадлежат лицу и были нарушены. В этом деле у компании временно не было органов управления, поэтому она не могла отстоять свои права.

«Это равносильно рассмотрению дела в отсутствие лица, которого не известили о времени и месте судебного заседания, хоть не является безусловным основанием отменить судебный акт», — говорится в постановлении кассации.

Тем не менее, АСГМ проигнорировал просьбу перенести заседание и не выяснил позицию истца насчет претензии, а 9-й ААС не исправил этого недостатка.

С такими указаниями АС МО отправил дело на новое рассмотрение. Он указал проверить довод истца, что «Паркнефть» направляла ответ на претензию, и проанализировать содержание документа: одно дело, если ответчик там писал об отсутствии подписи, другое дело – если возражал по существу требований. Второе означает, что «Паркнефть» расценила документ как надлежащую претензию, пояснила кассация.

Источник: право.ру©

Право.ру: АС Московского округа исправляет ошибки

В очередной обзор информационного портала вошли наиболее интересные дела февраля, в которых разбирался АС Московского округа.

Полмиллиона с подозрительного клиента

В деле № А40-62210/2018 компания «Магнит» сражалась с Промсвязьбанком за 515 053 руб. Это «заградительный тариф» за закрытие счета для клиента, который «не доказал своей чистоты» банку. Претензии к новому клиенту из-за сомнительных операций возникли уже через несколько месяцев. Компания не тратилась на зарплату и операционные расходы (аренда офиса и т. п.

Читайте также:  Какое наказание грозит за угон автомобиля?

), по минимуму платила налоги, зато перечисляла деньги транзитом. Поэтому банк сообщил, что станет принимать платежные поручения только в бумажном виде и с обоснованием. Также он затребовал у клиента документы, которые подтверждают его реальную финансово-хозяйственную деятельность.

«Магнит» прислал договоры, акты, счета с контрагентами, договоры аренды, штатные расписания и т. д. Но эти бумаги банк не устроили. Договоры были шаблонные, однотипные, к ним даже не было заявок. Судя по открытым материалам дела, компания не смогла подтвердить и то, что она платила аренду и зарплату. В итоге клиент попросил закрыть счет.

Промсвязьбанк так и сделал, но при этом списал полмиллиона комиссии. Компания попробовала вернуть их через суд.

Арбитражный суд города Москвы встал на сторону банка. Он согласился, что операции компании содержат транзитные признаки согласно п. 1 Письма ЦБ № 18-МР: средства не задерживались на счету и перечислялись дальше, компания платила минимум налогов, не тратилась на аренду и зарплату. АСГМ пришел к выводу, что банк правильно выявил подозрительные транзакции, а «Магнит» не смог оправдаться.

Иное решение вынес 9-й ААС, который защитил клиента. Ведь банк не сообщил клиенту о конкретных подозрениях, а «Магнит» передал все документы по списку, которые от него требовались.

В таких обстоятельствах взимать комиссию – значит злоупотреблять правом.

Как подчеркнула коллегия под председательством Елены Башлаковой-Николаевой, банк не доказал, что операции преследовали цель отмывания преступных доходов.

Но Арбитражный суд Московского округа отменил это решение. Все должно быть наоборот: банк выявляет признаки подозрительных операций, а затем клиент должен доказать, что они экономически обоснованные.

Компания подошла к требованию формально и предоставила недостаточно документов, чтобы себя оправдать, – такова логика постановления кассации. Судьи под председательством Натальи Калининой признали действия банка законными.

Он предложил компании доставлять поручения нарочным и обосновывать операции – это не нарушало прав клиента. Но вместо этого он попросил закрыть счет, указал АС МО. Таким образом, кассация оставила в силе решение первой инстанции.

Черный список как ущерб репутации

В 2016 году на сайте компании «Беркер Рус», официального дистрибьютора немецкой электротехники Berker, появился черный список поставщиков.

«Эти компании не внушают доверия и, возможно, осуществляют неофициальный [серый] импорт нашей продукции, – говорилось на страничке.

– «Беркер Рус» не несет ответственности за качество оборудования, приобретенного у этих компаний, и снимает все гарантийные обязательства на эту продукцию. Делаем это для того, чтобы застраховать наших покупателей от подделок».

В этом списке оказалась и компания про продаже электрооборудования «Элеком». Она решила защитить свою репутацию в суде. В деле № А40-12887/2018 «Элеком» потребовал опровергнуть «заведомо ложную» информацию и заплатить 1 млн компенсации репутационного вреда.

Ответчиками выступили администратор сайта Виктор Шкеп и ООО «Немецкая электроника». По утверждениям истца, «Беркер Рус» и «Немецкая электроника» были недовольны его розничными ценами, поэтому указали его на сайте как ненадежного продавца.

После попадания в черный список дистрибьютор прекратил отгрузки «Элекому».

Но две инстанции решили, что информация на сайте не порочит репутацию истца и никаких ложных сведений там нет. По их мнению, «Беркер Рус» не несет ответственности за «Элеком» и не может нести, потому что между ними нет договорных или иных связей.

Фраза «не внушает доверия» – это оценочное суждение, а утверждение про серый импорт сопровождается словом «возможно». Предложение о «страховке покупателей от подделок» тоже никак не относится к истцу и не может его порочить, согласились два суда.

«Фразы «не внушает доверия» и «возможно, занимается серым импортом» не порочат репутацию истца, решили два суда. Ведь это оценочное мнение, а не утверждение.

Их исправила кассация. По ее мнению, сведения относятся к истцу, потому что он указан в черном списке. Сайт сообщает, что истец, возможно, занимается серым импортом, а это может создать негативное впечатление о его работе.

Кроме того, напомнил АС МО, в делах о защите репутации надо оценивать, соответствуют ли сведения действительности. Суды не задавались этим вопросом, а ответчики не подтвердили, что «Элеком» занимается серым импортом и продает некачественный товар.

Кроме того, суды не оценили тот факт, что дистрибьютор отказался сотрудничать с «Элекомом».

В ходе разбирательства спорную информацию удалили, но это не мешает рассмотреть иск, отметила кассация: раньше сведения на сайте были, что могло причинить истцу убытки. С такими указаниями АС МО направил дело на пересмотр.

Замещающая сделка в четыре раза дороже

В споре № А40-49262/2018 фирма «ЗМК 1520» взыскивала с «Новой перевозочной компании» убытки по замещающей сделке.

Ответчик должен был передать истцу вагоны-платформы редкого типа 2007–2010 годов выпуска на общую сумму 255 млн руб. не позднее 15 июня 2017 года. Но истец так и не дождался поставку.

В итоге он приобрел 222 новых вагона у ОАО «ЗМК» за 1,1 млрд руб. со сроком поставки к апрелю 2018 года. Товар был оплачен и получен.

После этого «ЗМК 1520» решил получить с несостоявшегося продавца 726,9 млн руб. реального ущерба, 172 млн упущенной выгоды и 42,5 млн пеней. Во втором и третьем требовании было отказано. А в вопросе реальных убытков суды разошлись во мнениях.

Первая инстанция взыскала 684,3 млн руб. убытков по замещающей сделке. Она приняла к сведению запросы в несколько компаний, которыми истец подтвердил, что искал вагоны.

В частности, ему отвечали, что вагоны нужного типа не продаются или что их нет в наличии – ни новых, ни с пробегом.

Апелляция, наоборот, полностью отклонила иск. Она решила, что сделка не является замещающей. Изначально предполагалось продавать подержанные вагоны «возрастом» 10–11 лет, но в итоге истец купил новые в четыре раза дороже.

Это говорит о том, что замена не была разумной, а товары не являются аналогичными, рассудил 9-й ААС. Он учел и другие подробности дела, которые свидетельствовали против истца. Например, он подписал второй договор до того, как отказался от первого.

Хотя замещающая сделка заключается после расторжения первоначальной.

С этим не согласился истец, который настаивал, что замещающая сделка была. Об этом он написал в жалобе АС Московского округа. Кассация отклонила этот довод, но обратила внимание на другие обстоятельства, которые упустили из виду нижестоящие инстанции.

По ее мнению, последующий договор нельзя назвать замещающим, а значит, апелляция верно отклонила требование о взыскании разницы в цене двух сделок. Но поставщик все-таки не исполнил первоначальное соглашение, из-за чего покупателю пришлось нести расходы. Возместить их позволяет п. 3 ст.

524 ГК, указал окружной суд. Получить компенсацию расходов можно и без замещающей сделки. Норма позволяет покупателю потребовать разницу между ценой по договору и текущей, то есть обычной рыночной ценой за аналогичный товар.

С такими указаниями АС МО направил вопрос о взыскании реального ущерба на новое рассмотрение.

Один билборд в Ставрополе, Ставропольский край

В деле № А40-94927/2018 магазин электроники «Ситилинк» спорил с антимонопольной службой насчет рекламы товара в рассрочку. Компания разместила в Ставрополе рекламный щит с ноутбуком HP по акции «Кредит 0-0-24 без переплат. 1916 р/мес.

» Внизу более мелким шрифтом указывались подробности акции, что ноутбук стоит 45 990 руб., кредит предоставляет «Ренессанс кредит» по своему усмотрению, а процентная ставка составляет 16,13% годовых. В размере этих процентов магазин обещает скидку на товар, чтобы в итоге действительно получилось без переплат.

Там же была указана минимальная и максимальная сумма кредита, схема его погашения и так далее.

Антимонопольщикам не понравилось, что важную информацию указали слишком мелко, «в малодоступной для потребителя форме». ФАС отметила, что рекламный щит располагался вдоль дороги, а значит, водители и пассажиры могли прочитать только короткую фразу крупным шрифтом.

В итоге компания получила штраф в 101 000 руб., но обжаловала его в суде. В двух инстанциях она одержала верх. Суды сочли, что акция «Кредит 0-0-24 без переплат» относится к ноутбуку, а кредит нельзя назвать самостоятельным объектом рекламы.

Подробности о кредите для потребителя несущественные, поэтому компания не нарушила закон.

Кроме того, по мнению двух инстанций, антимонопольщики не доказали, что шрифт является «недоступным для потребителей»: в законе минимального размера строки нет, а экспертиза читаемости не проводилась.

В рекламе ноутбука «в кредит без переплат» рекламируется ноутбук, а не банковский заём, сочли суды. Значит, условия кредита потребителю не будут важны.

С этим не согласился АС Московского округа. Он напомнил, что Пленум Высшего арбитражного суда давал разъяснения о мелком шрифте в рекламе. Недопустимо давать важную информацию таким образом, что ее сложно прочитать, и нельзя таким образом обманывать потребителя (абз. 3  п. 28 Постановления Пленума ВАС от 8 октября 2012 года № 58).

«Ситилинк» рекламировал и ноутбук, и кредит, а значит, он должен был изложить на щите все условия банковского займа, указала кассация. «Ведь сумма расходов потребителей формируется из выплат по договору в течение определенного срока исходя из суммы кредита», – указывается в определении.

С такими выводами АС МО поддержал антимонопольщиков и оставил штраф в силе.

Спор о том, чей газопровод

Жители нового коттеджного поселка «Рузские дачи» после покупки участков заключили договоры с управляющей компанией «Бражниково», которая должна была организовать строительство коммуникаций: подвести электричество, газ, воду, канализацию, построить дороги и парковки внутри поселка.

В 2017 году работы были в основном закончены, объекты поставили на кадастровый учет и ввели в эксплуатацию. Но управляющая компания не стала регистрировать право собственности за заказчиками строительства. Они решили добиваться своего через суд с помощью товарищества собственников недвижимости «Рузские дачи».

Оно получило права требования жителей по цессии и заявило иск в деле № А40-62210/2018.

Читайте также:  Третьим лицам разрешат оплачивать штрафы за осужденных

Две инстанции изучили договоры оказания услуг и не нашли там обязанности передать построенные коммуникации в собственность.

«Интерес физических лиц был в том, чтобы они могли пользоваться водоснабжением, электричеством и газом», – пришли к выводу суды.

Кроме того, они отметили, что в ТСН числится мало собственников, но при этом товарищество требует передать ему все имущество общего пользования. Это может нарушить интересы других владельцев участков «Рузских дач», опасались суды.

Но они недостаточно разобрались в деле, счел АС Московского округа.

Он напомнил, что товарищество собственников недвижимости действует от имени всех собственников, а свои интересы у него отсутствуют (Постановление Конституционного суда РФ от 10 ноября 2016 года № 23-П).

Если его признают собственником коммуникаций, то нечлены ТСН смогут это оспорить, если посчитают, что их права нарушены. Кроме того, процитировал АС МО постановление КС, надо обеспечить баланс интересов лиц, которые понесли расходы на строительство спорных объектов.

Также при новом рассмотрении дела АС МО указал установить природу договоров на оказание услуг, определить правовой статус спорных коммуникаций и прав товарищества и так далее.

Евгения Ефименко

16.09.2019 г. АС Московского округа исправляет ошибки: интересные дела за август

Компания купила новый самосвал и подписала акт
приема-передачи, но спустя пару дней оказалось, что машина «битая»,
отремонтирована с помощью нестандартных запчастей и с нарушением технологии.

Покупатель
потребовал уменьшить цену договора в суде, но две инстанции отказали, потому
что акт приема-передачи был подписан без замечаний. Но кассация отменила эти
решения и объяснила причину. Также она исправила ошибки судов, которые отказали
в другом иске по мотиву несоблюдения претензионного порядка.

Его надо оценивать
не формально, а по сути. Для этого надо ответить, была ли у сторон возможность
решить вопрос миром.

Что спасет покупателя товара с недостатками

Заверения об обстоятельствах могут защитить
покупателя, если товар оказался с дефектами, как показывает пример дела №
А40-273124/2018. В нем «СибНетворк» требовал, чтобы «Комтранс» уменьшил цену
грузового самосвала Faw и выплатил 1,6 млн руб. Согласно договору, продавец
гарантировал, что машина ценой 5,5 млн руб. новая и никогда раньше не
использовалась.

16 февраля 2018 года стороны подписали акт приемки-передачи
товара, а 19 февраля покупатель его детально осмотрел. Оказалось, что самосвал,
возможно, попадал в аварию и на нем установлены нестандартные запчасти. Затем
свое слово сказал привлеченный эксперт, который подтвердил версию с ДТП и
заключил, что машину отремонтировали с нарушением технологии.

По его подсчетам,
самосвал должен быть дешевле на 1,6 млн руб.

Но продавец отказался компенсировать эту сумму, и
покупатель пошел в суд. Там против истца сыграл подписанный акт
приемки-передачи самосвала.

Покупатель подписал его без замечаний и не указал
на дефекты самосвала, а значит, они возникли после его передачи, указали две
инстанции.

«СибНетворк» также не доказал, что спорные недостатки являются
скрытыми и их нельзя было обнаружить в ходе обычной приемки товара. С такой
аргументацией суды отказали в требованиях.

Их исправил Арбитражный суд Московского округа. Он
прислушался к доводам истца о том, что тот не должен был детально осматривать
машину, ведь продавец дал заверения, что машина новая и не использовалась.

Следовательно, не надо было отражать информацию о дефектах в акте
приемки-передачи.

«Продавец обязан возместить покупателю убытки, причиненные
недостоверностью заверения независимо от того, знал ли он об их
недостоверности», – указала коллегия под председательством Владимира
Кобылянского.

Она указала пересмотреть дело, выяснить причины и
время возникновения дефектов машины. Если суд сомневается в выводах эксперта,
то это повод назначить судебную автотехническую экспертизу, добавил АС МО.

Оценить претензионный порядок неформально

Суды не могут формально решать вопросы соблюдения
претензионного порядка, напомнил АС Московского округа. Они должны помнить о
цели досудебного урегулирования спора – добровольно и без лишних трат времени и
денег восстановить нарушенное право.

Такие указания окружной суд сделал в
разбирательстве № А41-22181/2019. ООО «Потенциал» требовало от АО «Люберецкая
теплосеть» заключить обязательный договор о теплоснабжении и горячем
водоснабжении.

До того как обратиться в суд, «Потенциал» предложил
«пересмотреть условия действующего договора», а ответчик отказал.

Но две инстанции решили, что заказчик нарушил
претензионный порядок, и отклонили требования. Дело в том, что между сторонами
уже было соглашение о теплоснабжении. Суды решили, что в переписке контрагенты
обсуждают изменения в прежний договор, а не подписание нового. А чтобы
предложить заключить новую сделку, нужно направить оферту в виде ее проекта,
указали они.

Иного мнения оказался АС Московского округа, который
упрекнул нижестоящие суды в формализме. Здесь нужно оценить, могли ли стороны
разрешить конфликт без судебного разбирательства.

Судя по материалам дела,
ответчик возражал против удовлетворения иска, подавал отзыв на жалобу, где
возражал по существу заявленных требований. Из этого окружной суд сделал вывод,
что он не был против рассмотрения дела.

Кроме того, «Люберецкая теплосеть» не
заявляла о несоблюдении претензионного порядка, обратил внимание АС МО.

Более того, ответчик не был намерен добровольно
урегулировать возникший спор. Поэтому оставление иска без рассмотрения затянуло
бы его и ущемило права истца. С такими указаниями дело направили на новое рассмотрение
в АС Московской области.

Взыскать старый долг по поставке

Окружной суд ориентирует не возлагать чрезмерное бремя
доказывания на поставщика, который взыскивает долг по поставке. В деле №
А40-271756/2018 конкурсный управляющий «Интермедсервиса» Артем Соболев требовал
с ООО «Формула» 14 млн руб. долга и процентов за неоплаченную поставку 2015
года. Такой долг обнаружился в ходе инвентаризации товарных накладных.

Но две инстанции отклонили иск и решили, что
требования не доказаны. Конкурсный управляющий «не представил полной и
исчерпывающей информации о взаимоотношениях с контрагентами, которая позволила
бы сделать вывод о действительном существовании спорной задолженности».

Суды
перечислили, что нужно, чтобы доказать требования: банковские выписки о
расчетах с контрагентами, выписки по счетам организации, кассовую книгу,
приходные кассовые ордера о поступлении (не поступлении) денег в кассу
организации.

Арбитражный суд города Москвы отметил, что «Интермедсервис» не
требовал оплаты с 2015 по 2017 год, когда в его отношении открыли конкурсное
производство. А оно означает риски не передачи всей информации конкурсному
управляющему.

С отказом не согласилась кассация, которая встала на
сторону банкрота. По ее мнению, на истца возложили чрезмерное бремя
доказывания. Он должен был обосновать, что у контрагента имеется долг по
товарным накладным.

Но истец не должен подтверждать факт оплаты или неоплаты,
это прерогатива ответчика.

«Сторона не должна доказывать отрицательный факт,
потому что заявление об этом, по общему правилу, перекладывает на другую
сторону обязанность опровергнуть утверждение заявителя», – указал АС
Московского округа.

В итоге коллегия под председательством Андрея
Гречишкина пришла к выводу, что фактические обстоятельства установлены верно, и
приняла новое решение: взыскать с ответчика сумму долга.

Не получить неустойку «из воздуха»

АС Московского округа не дал корпорации «Роскосмос»
получить почти 1 млн руб. неустойки «из воздуха». Ответчиком по иску №
А40-213475/2018 выступило АО «Информационные спутниковые системы имени
академика М. Ф.

Решетнева» (ИСС), которое выполнило для заказчика
опытно-конструкторские работы. Результаты по одному из этапов надо было сдать
30 июня 2017 года. Предприятие сдало их 29 июня, а госзаказчик принял 24 июля.
Поэтому «Роскосмос» решил, что контрагент виноват.

Дело в том, что, согласно
контракту, у заказчика было 35 дней на приемку работ. А обязательства считаются
выполненными со дня, когда утверждался акт сдачи-приемки результата работ.

Значит, работы считаются законченными 24 июля, хотя их надо было завершить 30
июня, решил заказчик. Он насчитал штрафные санкции на 24 дня «просрочки» и обратился
в суд.

Первая инстанция отказала в требованиях, но апелляция
их удовлетворила. 9-й ААС констатировал, что стороны согласовали определенный
текст госконтракта. В том числе они утвердили срок исполнения обязательства с
даты утверждения заказчиком акта сдачи-приемки этапа работ. С такой
мотивировкой апелляция присудила «Роскосмосу» запрошенный 1 млн руб. неустойки.

Это постановление отменил АС Московского округа. Он нашел, что нижестоящий суд неверно применил ст. 773 ГК о том, что исполнитель ОКР должен передать результат работ в предусмотренный договором срок. Датой окончания спорного этапа по контракту является 30 июня.

Ответчик сдал их результат 29 июня, то есть за день до этой даты, рассудил АС МО. Апелляция не учла, что контракт не обязывает ответчика сдавать работу досрочно, а ее решение противоречит закону и договору.

С такими выводами окружной суд оставил в силе решение первой инстанции, отказавшей в иске.

Источник